«Атоммаш» переживает второе рождение

В перспективе результаты гиганта отечественного атомного машиностроения вполне могут затмить достижения в годы СССР.

История завода началась в 1969 году. Постановлением ЦК КПСС и Совета Министров было объявлено о строительстве Волгодонского завода тяжелого машиностроения (ВЗТМ). Строительство было объявлено всесоюзной ударной комсомольской стройкой, на площадку приезжали стройотряды и специалисты со всей страны. Масштабные работы начались в 1975 году: 22 декабря была установлена первая колонна первого корпуса завода. В соответствии с советскими традициями строительство велось с опережением всех планов, тем более что выполнить работы старались к юбилейным датам. Ввод третьего корпуса, например, был приурочен ко дню рождения Брежнева, запуск в эксплуатацию — уже через год после начала работ, 18 декабря 1976 года.

На стройке трудилось более 20 тыс. человек, в числе которых было много известных строителей. Среди них — электросварщик-инноватор, дважды Герой Соцтруда Алексей Улесов, который строил также «АвтоВАЗ» и «КамАЗ», гидростанции и даже Асуанский гидроузел — крупнейшую гидротехническую систему сооружений на Ниле. Площадь предприятия — более 6 млн м². На этой территории могли бы разместиться 500 Миланских соборов. По заводским корпусам линейный персонал ездил на велосипедах: длина первого корпуса — более 700 м.

Параллельно сооружению завода велось строительство новой части Волгодонска со всей инфраструктурой. Закладка первого жилого дома состоялась 15 января 1976 года. Монтажники под руководством бригадира Анатолия Удалкина провозгласили лозунг «Даешь монтаж — в три дня этаж!», который стал очень популярным на всех стройках города. До строительства «Атоммаша» население Волгодонска составляло 35 тыс. человек, а в 1981 году — уже 135 тыс.

«Атоммаш» мог производить восемь ВВЭР‑1000 в год. Велось производство и другого оборудования АЭС, всего 125 наименований, причем полного цикла — от заготовки до отгрузки. Первый реактор, для блока № 2 Южно-Украинской АЭС, был произведен в 1981 году, и к 1990 году выпуск продукции на «Атоммаше» составлял около 130 тыс. т в год. На предприятии работала 21 тыс. человек. Всего в советское время на «Атоммаше» было изготовлено 13 корпусов реакторов и более 100 единиц корпусного оборудования реакторной установки.


Сергей Путилин
Ветеран «Атоммаша», пришел на завод в 1976 году инженером-технологом

«Я бы выделил трех человек, которые вложили свой опыт, знания и силы в становление завода. Это Николай Васильевич Капустянов, который был первым начальником цеха корпусного оборудования. Он производил набор людей, формировал коллектив. Когда на «Атоммаше» были введены первая и вторая очереди, в 1982 году, на завод пришла команда Владимира Герасимовича Овчара. Он, так же как первый директор, Валерий Григорьевич Першин, был в ранге замминистра энергетического машиностроения СССР и одновременно — гендиректором завода.

Владимир Герасимович был действительно руководитель высокого класса. Бригадир-сварщик Владимир Николаевич Суслов возглавил на заводе команду рационализаторов, которая сделала много полезного. У него было высшее образование, он был думающим инженером. Каждый из этих трех был настоящим Человеком.

Конечно, выдающихся людей на заводе было много. Сюда ехали со всего СССР, причем не просто поработать и уехать. Высококвалифицированные специалисты хотели проявить себя, хотели реализовать свои задумки. На «Атоммаше» было востребовано лучшее. Надо понимать, что вначале было тяжело. Зарплата была небольшая, условия работы… В 1977 – 1978-м круглый год ходили в сапогах, потому что стройка, грязь. Но люди работали и верили в то, что они делают».

После катастрофы на Чернобыльской АЭС в 1986 году развитие атомной отрасли в СССР было приостановлено. На «Атоммаше» тогда собирали пять реакторов, и все они, включая внутрикорпусное оборудование, остались невостребованными. К слову, один из этих корпусов стал первым в мире памятником атомному реактору, он был открыт рядом с проходной завода осенью 2015 года. В 1990-е годы завод был приватизирован и перепрофилирован на производство крупнотоннажного оборудования для металлургии и нефтегазохимии. Выполнялись и отдельные уникальные заказы. Так, для космодрома морского базирования «Морской старт» изготовлено оборудование для подъема и установки ракеты на пусковой стол.


Сергей Путилин: «У завода были разные периоды — и хорошие, и плохие. Но самое главное, что и в 1990-е он не прекращал работать ни на один день. В то время большинство крупных предприятий останавливались и закрывались — «Ижорские заводы», «ЗиО-Подольск» стояли.

Но надо признать, что в 1990‑е в глазах большинства погас огонь. Люди работали на автомате, просто пытаясь заработать хоть какие-то деньги. Руководство совсем оторвалось
от коллектива, каждый жил своей жизнью».

Во второй половине 1990‑х «Атоммаш» вошел в группу предприятий «Энергомаш», которая занималась производством газотурбинных ТЭЦ малой мощности. На первом этапе, по словам Сергея Путилина, завод был загружен заказами на теплоэнергетические установки. «Финиш этого проекта оказался печальным, но загрузка была тогда высокая», — сказал он. Спрос на установки оказался меньше, чем планировалось, предприятие начало нести убытки, что с учетом кризиса 2008 года привело к банкротству «Энергомаша».


Андрей Марченко
Технический директор «Атоммаша»

«Когда я оканчивал университет, завод входил в «Энергомаш» и делал газовые турбины. Для сотрудников были хорошие условия, и я устроился сюда инженером-конструктором без категории. И в хорошем смысле заболел заводом. Времена тогда были непростые, но я по- пал в замечательный коллектив, опытный. Наш отдел был небольшой, он создавался под производство газовых турбин. Там работал тогдашний главный инженер-технолог завода Сергей Алексеевич Любшин, начальником отдела был Валерий Ильич Мацко, конструктором — Михаил Васильевич Копанев. В самом начале я был на подхвате, но мои навыки в области компьютерных технологий оказались сразу востребованы.

Благодаря классным наставникам и, наверное, энтузиазму и интересу через четыре года я был уже начальником отдела. Цели специально такой не было, все происходило спонтанно. Начал работать, осваивать эту газовую турбину, монтировать, участвовать в пусконаладке. Так и пошло.

Несмотря на то что у «Атоммаша» был перерыв в изготовлении оборудования для АЭС, культура производства была, что называется, атомная. Мы всегда работали по атомным правилам. Даже при производстве других изделий требования к документации, качеству, безопасности у нас как для АЭС».

В 2012 году у завода началась новая жизнь: «Росатом» взял в долгосрочную аренду производственные мощности «Атоммаша», а затем стал единственным собственником предприятия. За короткий срок модернизировали основное оборудование и возобновили производство энергетической установки АЭС.

Сейчас благодаря продуманным логистическим цепочкам завод способен производить четыре комплекта оборудования реакторного зала ежегодно. В 2015 году «Атоммаш» выпустил первый реактор нового поколения — ВВЭР‑1200. Экс-глава «Росатома» Сергей Кириенко в сентябре этого года был в Волгодонске. «Когда девять лет назад я впервые при-ехал на «Атоммаш», — сказал он, — зрелище было довольно трагичное: полупустые полутемные корпуса, где-то в углах работали немногочисленные сотрудники. Как только «Атоммаш» вошел в атомную отрасль, он стартовал с 1,6 млрд рублей выручки. В этом году выручка будет уже на уровне 7 млрд».

«НА ЗАВОДЕ СЕЙЧАС
МНОГО КЛАССНЫХ
ЛЮДЕЙ, КОТОРЫХ ХЛЕ-
БОМ НЕ КОРМИ, ДАЙ
ЧТО-НИБУДЬ УЛУЧШИТЬ.
НАРОД ОЧЕНЬ ТВОРЧЕ-
СКИЙ. НЕ НАДО НИКОГО
ТОЛКАТЬ, ЛЮДИ ГОТОВЫ
НА БОЛЬШЕЕ, ЧЕМ ПРО-
СТО ДЕЙСТВОВАТЬ В ФОР-
МАЛЬНЫХ РАМКАХ»

На заводе только что закончили работу над реактором с внутрикорпусными устройствами и верхним блоком, а также комплектом парогенераторов с верхним блоком для Белорусской АЭС. Начато изготовление двух комплектов парогенераторов для АЭС «Куданкулам» в Индии. Подписан контракт на парогенератор для Балаковской АЭС. В перспективе работы по экспортным заказам — Египта, Турции, Финляндии, а также изготовление оборудования нового поколения для Курской АЭС. «У меня очень интересная работа. Что такое ходить на работу для галочки, я даже и не знаю, — говорит Андрей Марченко. — Времени всегда очень мало. Наверное, у меня такой характер — пытаюсь во всем участвовать. За это меня старшие коллеги журят. Задачи, да, сложные, иногда ночуем на заводе, иногда ругаемся. Но когда видим результат, продукт — гордимся этим.

На заводе сейчас много классных людей, которых хлебом не корми, дай что-нибудь придумать, улучшить. Народ очень творческий.


У меня сейчас шесть отделов, 190 человек. Есть ребята, которые двигаются вперед, и видно, что потенциально они готовы тебя обогнать. Говоришь: давай подумаем над задачей, и человек приносит сразу несколько решений. Не надо никого толкать, люди готовы на большее, чем просто действовать в формальных рамках. Если человек болеет своим делом, тогда ничего не надо объяснять.

Это особое такое чувство, когда ты вкладываешься в человека и у него получается, его замечают, он поднимается выше. Наверное, можно сказать, что в свое время у меня были наставники, а теперь я для кого-то наставник. Хотя, конечно, я еще многого не знаю в силу возраста, до моих наставников мне далеко. На заводе были настоящие монстры — например, Сергей Алексеевич Любшин участвовал в производстве почти 100 парогенераторов».

На предприятии продолжается производство оборудования для газнефтехимии, крупных металлоконструкций, а также арматуры для трубопроводов. На «Атоммаше» будет организован и выпуск элементов ветроэнергетических установок. «Я замечаю, как в Волгодонске изменилось отношение к заводу, — добавляет Андрей Марченко. — Уважение появилось. До последних лет говорили: «Там одни руины, у вас уже ничего нет, все развалилось». Сейчас, через четыре года после того, как мы вошли в «Росатом», все знают, что «Атоммаш» возродился, портфель заказов огромный, задачи амбициозные, людей набираем и условия неплохие для молодых специалистов. «Атоммаш» в будущее смотрит уверенно».

Далее