Верные вложения

Ежегодно составляется рейтинг предприятий «Росатома», выполняющих функции техзаказчика. Таких в отрасли 50. По результатам 2017 года в первую пятерку вошли РФЯЦ-ВНИИТФ, Балаковская АЭС, ВНИИА, ГХК и РФЯЦ-ВНИИЭФ. «СР» узнала, какими достижениями техзаказчики гордятся и какие трудности им приходится преодолевать.


Владимир Сергеев
Заместитель гендиректора по капитальному строительству, ППГХО

— Не так давно я работал в той же должности на «Хиагде», которую наградили за проекты капвложений ЦФО‑2. Приятно, что и я имею к этому предприятию отношение. В 2016 году сооружалось и вводилось в эксплуатацию Вершинное месторождение. В марте 2017 года началось освоение этого объекта, сейчас ведется расширение скважин. В перспективе — освоение Количиканского, а затем Дыбрынского месторождения.

ПСР позволила нам построить Вершинное в два раза быстрее, чем Источное. Сыграло роль и то, что мы собрали команду единомышленников из проектировщиков и производственников. Все вопросы решались в конструктивном русле: как эффективно отработать месторождение, использовать лимит денежных средств и т. п. Например, мы решили вопрос с работами, которые нельзя вести параллельно: днем на поверхности работали три крана, ночью на нулевой отметке рабочие готовили основание и укладывали полы.

По решению АРМЗ меня перевели в ППГХО. Жаль было расставаться с коллективом, но я понимаю, что будет очень интересно: в этом году президент России Владимир Путин согласовал строительство самого крупного объекта в горнорудном дивизионе — рудника № 6. Последний рудник строили на ППГХО 10–12 лет назад. Так что предстоит собрать специалистов, отработать проектную документацию, привлечь строительные организации с опытом шахтопроходческих работ. И это только начало. Работать будем в поте лица, вариантов нет. Не будет построен рудник № 6 — не будет целого города с населением около 50 тыс. человек.


Игорь Ралло
Начальник отдела капитального строительства, АРМЗ

— В прошлом году ППГХО выделили средства из федерального бюджета, предприятие стало участником выполнения ФАИП и ГОЗа. Это был первый опыт, положительный. Мы не подвели «Росатом», выполнили все на 100 %.

Трудности связаны прежде всего с вынужденным выходом из «Союзатомстроя», СРО атомной отрасли, а также с необходимостью повторного согласования технических решений, даже несущественных, при внесении изменений в документацию.


Евгений Наумов
Руководитель проектного офиса «Внедрение системы мониторинга цен материально-технических ресурсов», ОЦКС

— В стройкомплексе РФ идет реформа ценообразования, цель которой — перейти от базисно-индексного метода определения стоимости к ресурсному. Чтобы обеспечить участников процесса исчерпывающей информацией для определения стоимости проектов, создается федеральная государственная информационная система ценообразования в строительстве, ФГИС ЦС.

Во ФГИС ЦС вносятся сведения о стоимости строительных ресурсов. Нужно наполнить соответствующий подраздел данными о ресурсах, которые используются при строительстве объектов атомной энергии и отсутствуют в государственных сметно-нормативных базах. По закону, это должны делать заводыизготовители, но не все они понимают, зачем это нужно. А у «Росатома» нет для этого полномочий. Поэтому в 2017 году наши подразделения и Главгосэкспертиза организовали работу с заводами-изготовителями по сбору и обработке документов, необходимых для включения их строительной продукции во ФГИС ЦС. Мы внесли в классификатор строительных ресурсов более 8 тыс. позиций. Конечно, этого недостаточно, и мы продолжим работу.


Георгий Баторшин
Заместитель гендиректора, главный технолог ЯОКа, «Элерон»

— «Элерон» всегда занимал ведущие позиции в организации физзащиты объектов «Росатома» и Минобороны, сопровождении грузов с ядерными материалами и т. д. А в 2015 году добавились новые задачи: на базе «Элерона» решили создать инжиниринговую компанию, объединившую в себе проектные и строительные компетенции. Мы начали заниматься объектами по ФЦП ЯРБ, ГОЗу и ФАИП. За нами очень пристально наблюдали — как мы справимся с обязательствами. Могу с уверенностью сказать, что проекты 2017 года, прохождение госэкспертизы, выполнение гособоронзаказа на 100 % позволили нам подняться на новый уровень.


Владимир Григоренко
Заместитель директора по капитальному строительству, начальник управления капитального строительства, Балаковская АЭС

— В 2017 году мы получили лицензию на продление срока эксплуатации блока № 2 на 26 лет. Кроме того, мы провели горячие испытания нового ТУК‑141О для перевозки ОЯТ. Эти контейнеры обладают повышенными ядерными и радиационными защитными свойствами.
Основная трудность, с которой мы столкнулись при продлении срока эксплуатации, — нарастающий дефицит кадров: монтажников, бетонщиков, каменщиков и др. Во многом это связано с тем, что программы подготовки такого персонала недотягивают до должного уровня. Госкорпорация уже обратила на это внимание. Еще одна трудность — недостатки единого стандарта закупок. На первое место нередко выходит процесс закупки. А мы, конечные потребители, не всегда видим желаемые результаты.