«Возможно, в будущем у нас будет не интернет, а брейннет»

В первом тексте рубрики «Цифровой ликбез» в № 20 (340) мы рассказали, почему цифровизацию называют промышленной революцией, чем она отличается от автоматизации и что такое индустрия 4.0. Сегодня в нашей подборке — размышления двух известных футурологов на тему того, как развитие цифровых технологий может изменить мир.

Текст: Кирилл Быстров / Фото: Shutterstock

В каких сферах развитие искусственного интеллекта может быть полезным, а в каких — опасным?

Одним из гостей питерского Международного экономического форума — 2018 был Мартин Форд — американский футуролог и писатель, который одним из первых заговорил о последствиях распространения искусственного интеллекта. Его книга «Роботы наступают. Развитие технологий и будущее без работы», в которой утверждается, что компьютеры оставят не у дел не только синих воротничков, но и высококвалифицированных сотрудников, стала бестселлером и была переведена на 19 языков. Вот что Мартин Форд ответил на вопрос журналиста republic.ru, безопасен ли искусственный интеллект:

«Искусственный интеллект наверняка изменит к лучшему медицину. Особенно эта технология будет полезна в сфере создания новых видов лечения, новых лекарств. Беспилотные автомобили с развитием ИИ станут гораздо безопаснее. Образование тоже изменится — и не только потому, что в нем будет работать меньше людей (лекции одного, самого выдающегося преподавателя и сегодня могут видеть миллионы), а потому что искусственный интеллект будет помогать вам усвоить материал, найдет индивидуальный подход к каждому.

А где ИИ может быть опасен? Конечно, в военной отрасли. Если мы будем полагаться на решения компьютера, нужно, чтобы они были многократно подстрахованы решениями людей, чтобы мы не следовали за компьютером вслепую. Сфера безопасности тоже вызывает тревогу. Китай вовсю использует технологии распознавания лиц: Большой брат следит за вами повсюду, узнает вас, знает, когда вы перешли улицу в неположенном месте, и отправляет вам штраф. Повсеместная массовая слежка вселяет тревогу. Бизнес может с помощью ИИ влиять на людей, заставлять покупать то, что нам не нужно; могут появиться алгоритмы, способные лучше понять и обмануть нас, обнаружить слабости человека и использовать их. Люди и так делают это, но компьютер будет еще искуснее».

Можно ли цифровизировать человеческий разум?

Еще одним гостем питерского экономического форума был Митио Каку — всемирно известный футуролог, физик, автор книг «Будущее физики», «Будущее разума», «Физика невозможного». На форуме он выступил с лекцией о том, как в обозримом времени цифровизация может изменить человечество. Вот один из ее фрагментов:

«Существует проект Human Connectome («Человеческий коннектом», термин, придуманный по аналогии с геномом. — «СР»), на его финансирование Европа и США выделили 1 млрд долларов. Этот проект обещает стать великим, его цель — сделать карту мозга. Уже сегодня, используя сканы МРТ и изучая кровообращение в мозге, мы можем подтвердить или опровергнуть многие теории о его устройстве. К примеру, мы выяснили, что некоторые мифы о человеческом мозге не такие уж и мифы. Например, практически каждый родитель иногда думает, что его ребенок-подросток болен на голову. Оказывается, это правда. В этом возрасте префронтальная кора, часть мозга, отвечающая за принятие решений, связанных с риском, недоразвита. Вот почему подростки куда чаще взрослых попадают в аварии и делают разные глупости. Или, например, считается, что мужчины теряют разум, когда разговаривают с красивыми женщинами. Тоже чистая правда. Кровь оттекает от префронтальной коры головного мозга, и мужчины временно глупеют.

Досье
Искусственный интеллект (ИИ) в современном контексте — свойство машин, компьютерных программ, систем выполнять интеллектуальные и творческие функции человека, самостоятельно находить способы решения задач, делать выводы и принимать решения.

Термин предложен Джоном Маккарти, основоположником функционального программирования и лауреатом премии Тьюринга. Интеллектуальную функцию он определил как вычислительную составляющую способности достичь цели.

Можно записывать воспоминания. Два года назад мы записали простые воспоминания животных. Краткосрочные воспоминания обрабатываются в гиппокампе, а затем распространяются по мозгу и становятся долгосрочными. Присоединив электроды к двум концам гиппокампа, можно измерить активность мозга и записать ее. Эту запись можно вставить обратно в мозг животного. В MIT ученые вставили поддельное воспоминание в мозг мыши, благодаря чему она помнила то, чего на самом деле не происходило. Какова цель этих экспериментов? Сейчас, например, мы работаем с пациентами с болезнью Альцгеймера. Нажимаешь кнопку — и воспоминания наполняют их гиппокамп.

Это загрузка воспоминаний, как в фильме «Матрица». Мы не можем делать это сегодня, но, возможно, когда-нибудь можно будет нажать кнопку и выучить математику. Мы также можем фотографировать сновидения. Это легче, чем вы думаете. Используя МРТ, можно создать карту кровообращения в 30 тыс. частей мозга. Мы помещаем эту информацию в компьютер, пишем алгоритм, который определяет картинку того, что вам снится. Если вы уснете в МРТ, машина может напечатать изображение вашего сна. Я видел эти изображения, они не очень хорошие, но сам факт поразителен.

Возможно, через много лет у нас будет не интернет, а брейннет. Мы сможем обмениваться не цифровой информацией, а эмоциями, воспоминаниями. Когда подростки пишут друг другу сообщения, они ставят смайлики. Зачем делать это, если можно отправить саму эмоцию?

Если мы сможем оцифровать человеческий разум, эти паттерны останутся и после смерти их обладателя. Это цифровое бессмертие. Уже сейчас в Кремниевой долине есть компания, которая может оцифровать человека: собрать все, что о нем известно, фотографии, электронные письма, банковские операции и создать его цифровую версию. Они даже могут создать робота, который будет говорить и действовать почти как этот человек. И это уже сегодня. Подумайте, что будет через несколько десятилетий. Вы пойдете в библиотеку и вместо того, чтобы читать книгу об Уинстоне Черчилле или Наполеоне, поговорите с копией Наполеона и Черчилля. Почему нет? Я бы с удовольствием поговорил с Эйнштейном. Возможно, и вы когда-нибудь будете оцифрованы и сможете общаться со своими пра-пра-пра-пра-внуками. Когда ученые завершат Human Connectome, люди смогут воспроизвести все свои воспоминания и эмоции и оцифровать их.

Цифровая копия, которая ведет себя как вы и думает, как вы, — это вы или нет? Пусть над этим вопросом бьются философы. Я же знаю, что на такую технологию точно будет спрос и некоторые люди захотят жить вечно в цифровом виде.