Город на дне таежной чаши

В закрытом Зеленогорске минимум режимных ограничений, но попасть туда непросто. На дорогах нет ни одного указателя, а навигаторы «сходят с ума» — не находят дорогу. Атомный город на этом месте заложили 62 года назад, когда началось строительство завода по производству оружейного урана. О новостях Электрохимического завода «СР» пишет часто. Сегодня мы решили рассказать о том, чем живут зеленогорцы помимо работы.

Текст: Мария Хохлова / Фото: Дмитрий Коновалов

Зеленогорск расположен в низине в 150 км от Красноярска. Город будто лежит на дне глубокой чаши, края которой опоясывает тайга и предгорье Саян. Весной края этой чаши белые и душистые, летом — зеленые, а осенью полыхают огненно-рыжим. Почти в любой точке города вид из окна великолепный. Вообще Электрохимический завод (ЭХЗ) должны были построить в другом месте, но в последний момент локацию сменили.

«Когда специальная комиссия из Министерства среднего машиностроения отбирала площадку, этой территории не было в списке, — рассказывает ведущий специалист по корпоративной культуре отдела общественных коммуникаций ЭХЗ Анастасия Кашникова. — Точки будущего атомного города были нанесены на карте в 120 км от Канска. Члены комиссии должны были удостовериться, что территория секретного производства будет удалена от краевого центра и от трассы, а дорога к нему будет заканчиваться тупиком. Еще нужна была река. Но сопровождающие комиссию первые лица крайкома хорошо знали свои земли и настояли на том, чтобы заехать в деревню Усть-Баргу. Место приезжим понравилось. Глава комиссии Анатолий Александров был покорен красотой местности. «И ландшафт отвечал требованиям безопасности, — писал он в дневнике. — Река выходит из узкого ущелья в глухую тайгу, выше по течению Кана есть только Канск в 60 км, а ниже населенных пунктов нет вообще».

Осенью 1955 года было принято решение о строительстве на левом берегу реки Кан, на месте деревень Усть-Барга, Лебедевка и Ильинка, предприятия по производству оружейного урана. Электрохимический завод был заложен в 1957 году, начал работу в 1962-м, а восемь лет спустя вышел на проектную мощность. Зеленогорском город начали называть с 1994 года, до этого он носил прозаичные названия Заозерный 13 и Красноярск 45.

Дорога в Зеленогорск и сегодня тупиковая. По пути в закрытый город почти нет указателей, местные жители шутят, что добраться сюда на автомобиле сможет только тот, кто точно знает дорогу. Здесь даже навигаторы не помощники, почему-то гаджеты начинают плутать. Это единственное ЗАТО «Росатома», которое не окружено забором по всему периметру. В этом просто нет надобности.

В остальном внешне Зеленогорск похож на другие закрытые города: узкие чистые улочки, типовая застройка, много домов и строений социально-культурного быта советского периода, повсюду зелень. Днем здесь тихо и спокойно, многолюдно только по утрам и вечерам.

Четная Набережная

Река Барга — наглядное свидетельство тому, как советский человек пытался подчинить себе природу, а та нет-нет да и взбрыкивала. «Большая часть Барги на территории города протекает в канале, — продолжает рассказ Анастасия Кашникова. — Под землей ее русло выпрямили, чтобы было удобнее строить город. Выходя из тоннеля, река впадает в Кан. Весной 1988 года маленькая незаметная речушка вышла из берегов и пошла по своему природному руслу. Сначала потекли ручейки, потом захлестали потоки. Сильно пострадал весь центр города: улицы Мира, Бортникова, Ленина. Вода стояла три дня. С тех пор весной к Барге повышенное внимание».

Храм Преподобного Серафима Саровского — одна из главных достопримечательностей Зеленогорска

Одно из самых красивых мест Зеленогорска — улица Набережная. Дома здесь построены только с правой стороны дороги, их окна глядят на реку. У улицы есть забавная особенность: по правилам нумерации адреса всех домов должны были быть только четными. Однако первый дом квартала все же получил табличку № 1. Потом строители спохватились и остальные здания пронумеровали четно. А дом № 1 так и остался.

Набережная реки Кан — молодое лицо города. С одной ее стороны лес, а с другой обустроили трехкилометровую прогулочную зону. Еще недавно это место было серым и полусонным, а теперь днем здесь закладывает уши от детского смеха и визга, а по вечерам гуляют влюбленные. Первое, что бросается в глаза, — самый большой в городе детский игровой комплекс, сияющий яркими пластмассовыми боками. Чуть поодаль — зона с тренажерами и огромными деревянными лежаками, так и хочется развалиться на них после прогулки, вытянув ноги. Все это появилось в рамках федеральной программы «Формирование комфортной городской среды» и устроено по результатам голосования горожан.

Придумали вместе

«Проект — часть масштабной концепции по развитию набережной, — рассказывает начальник отдела архитектуры и градостроительства администрации города Никита Татаринов. — Мы изучили дизайн парков всего мира, проанализировав опыт других, и затем предложили несколько своих проектов и вариантов локаций. Но выбирали сами горожане. Каждый голосовал за тот проект, который посчитал лучше и важнее. Первой победила локация детского парка, ее уже доделали, вроде все довольны. Я сам постоянно теперь хожу сюда со своим маленьким сыном. Ему очень нравятся здесь качели. Затем детский парк дополнили площадкой для воркаута. Вскоре появится молодежный парк, в нем вместо банальных заасфальтированных тропинок будут мощеные дорожки неправильной формы в один уровень с газоном. В районе паромной переправы уже сейчас строится современное кафе с террасой, панорамным остеклением и шикарным видом на долину реки Кан. Также появится и место, где можно будет выпить чашку кофе или чая на свежем воздухе».

По замыслу разработчиков, набережная по всей своей длине будет поделена на тематические секции. Когда все будет окончательно достроено, здесь начнут проводить городские праздники. Всего на реализацию проекта в 2017–2018 годах выделено более 22 млн рублей из федерального бюджета. Также ожидается, что вложится город и частные инвесторы.


Волейбольная столица Сибири

В Зеленогорске волейболом «больны» все. Кто не играет, ходит смотреть матчи. Традиции подготовки спортсменов здесь зародились почти 30 лет назад. В местной спортивной школе занимаются более 500 детей и подростков, 25 — учатся в филиале Красноярского колледжа олимпийского резерва. Есть и взрослая звездная команда непрофессионалов — сборная ЭХЗ, которая привозит золотые кубки с российских и международных соревнований.

Создатель и главный носитель зеленогорских волейбольных традиций Влад Стравинскас в закрытый город приехал в 1988 году. Выпускника физкультурного института и игрока сборной Красноярского края пригласили тренировать городскую команду в спортивном клубе. В ее составе на тот момент в основном были сотрудники ЭХЗ: энтузиазм атомщиков был существенно выше, чем уровень игры. Через два года ситуация изменилась.

«Мы пригласили еще троих волейболистов из Красноярска и начали создавать команду, а затем и школу, — вспоминает Влад Стравинскас. — В городе случился бум волейбола, на всех играх на трибунах был аншлаг. Несколько лет подряд мы были чемпионами края. Ребята из нашей детской команды потом уходили в команду мастеров».

Многие нынешние городские звезды волейбола — воспитанники Стравинскаса. В их числе директор спортивной школы олимпийского резерва «Старт» Андрей Найко. С 2011 года детские команды зеленогорской школы становятся победителями и призерами первенств России, а одна из выпускниц, Татьяна Юринская, сейчас играет за национальную сборную. В этом году при школе открылся филиал Красноярского колледжа олимпийского резерва. Здесь тренируются 25 детей из Иркутска, Красноярска, Хакасии, Томска.

В городе созданы все условия для тренировок и восстановления зеленогорских волейболистов: два спортивных зала с современным оборудованием, оздоровительный центр с тренажерным залом, бассейном и баней. В развитие спорта вкладывает деньги ЭХЗ. На предприятии есть и своя команда, тоже из учеников Влада Стравинскаса. В этом году они выиграли чемпионат мира среди трудящихся в Болгарии.

«Там была самая запоминающая игра в моей жизни с итальянцами из команды профессионалов, — рассказывает член сборной ЭХЗ, инженер-энергетик цеха обогащения урана Денис Сорокин. — На протяжении турнира мы проиграли дважды, а в финале их сделали».


От канских коттов до героев войны

Без прошлого нет будущего, уверены зеленогорские историки Александр Лазовский, Лидия Коршунова и Георгий Листвин. Каждый из них посвятил родному краю собственный просветительский проект.

Листвин 002Летопись для соседей

Историк и писатель Георгий Листвин говорит, что работает для соседей — людей, живущих с ним в одном городе и интересующихся историей малой родины. Его цель — написать исследование о заселении родной местности.

«Первые люди появились здесь в период от 40 до 25 тыс. лет назад. Кочевой народ, пешие охотники тайги, прародители канских коттов, — рассказывает Георгий Листвин. — Это было одно из племен древнего енисейского народа кетов. Они совершили неолитическую контрреволюцию, когда от производящего хозяйства вернулись к присваивающему. Также на территории города есть стоянки верхнего палеолита, есть уникальный памятник — могильник бронзового века. Его досконально еще не исследовали, была только археологическая разведка».

Интересует зеленогорского историка и не такое далекое прошлое. Он собрал материалы о первом промышленном предприятии Канского уезда — железоделательном заводе купца Алексея Яковлева. На нем в середине XIX века варили железо кричным способом из болотной руды, которой в этих местах было много.

Георгий Листвин — автор книги «Следуя долгу чести» о великом сибирском ледяном походе остатков Белой армии. По руслу реки Кан войско генерала Владимира Каппеля в январе 1920 года двигалось из Красноярска на Канск. Эта история стала одной из сюжетных линий фильма «Адмиралъ».

«Эпизод, где Каппель провалился в полынью, не соответствует действительности, — утверждает Георгий Листвин. — Поверхность Кана в это время года затянута льдом, по которому бегут ручьи родников, а сверху лежат сугробы. Каппель берег коня и шел пешком в бурках, вот и замочил ноги. Мне удалось найти дом, где генералу проводили ампутацию. Изначально он стоял в Барге, позже, когда строили завод, его перенесли в соседнюю Орловку, он и сейчас там».

Писатель планирует закончить книгу памяти о фронтовиках-красноярцах и найти могилу деда, погибшего в первые дни войны. По словам Георгия Листвина, историческая память объединяет нацию, у русского народа она в первую очередь связана с потерями и утратами, так что о них нельзя забывать.

Лозовский 003«Зося», «балерина» и «папаша»

У директора Военно-исторического музея Александра Лозовского феноменальная память: в фондах 7,5 тыс. экспонатов, он держит в голове историю каждого. Экспозиция разделена на три блока: воздух, земля и вода — зал авиации, сухопутных войск и военно-морского флота. Оружие выхолощено и не стреляет, а когда-то было боевым. Вид у одних экспонатов устрашающий — подводные бомбы, пулеметы, холодное оружие, а другие вызывают трепет — фотографии, боевые награды и солдатские письма.

«Вот противотанковая пушка ЗИС 2, придуманная конструктором Василием Грабиным, солдатики называли ее «Зося». Вот дивизионная пушка, была признана самой могучей во Второй мировой войне. Ее окрестили «балериной» за то, что во время стрельбы подпрыгивала, — проводит экскурсию по музею Александр Лозовский. — У солдат, вообще, была привычка давать оружию имена попроще — например, ППШ, пистолет-пулемет Шпагина, они называли «папашей». А вот — «счастливый блокнот». Когда наш земляк Георгий Проскурин уходил на фронт, жена положила блокнот в карман гимнастерки и тем самым спасла ему жизнь. Пуля застряла в страницах, Георгия лишь слегка ранило, видите пятна крови и дырку?»

За годы работы в музее Александр Лозовский привык открыто говорить о прошлом, в том числе и о фактах, о которых легче было бы забыть.

«У нас есть экспонат — дамская сумочка из человеческой кожи, — продолжает Александр Лозовский. — Ее музею передал на хранение фронтовик Александр Шалыгин. Он привез ее из концентрационного лагеря «Заксенхаузен», взял, когда участвовал в освобождении пленников. Еще есть целый зал фотографий с Нюрнбергского процесса, их нам подарил автор — легендарный фотограф Виктор Темин».

Коршунова 004Экспедиция за именами

Учитель истории городской школы № 163 Лидия Коршунова основала военно-патриотический клуб «Память». Его посещают 47 школьников. Со своей руководительницей они ездят в поисковые экспедиции, чтобы оживить память о забытых именах.

«В прошлом году мы с ребятами проехали по местам захоронения сибиряков, погибших в Великой Отечественной войне. Были на могиле разведгруппы, история которой легла в основу романа Эммануила Казакевича «Звезда» и стала сюжетом одноименного фильма, — рассказывает Лидия Коршунова. — Один из разведчиков, Михаил Аниканов, был уроженцем Красноярского края, его потомки живут в Зеленогорске, праправнучка Аня учится в нашей школе и занимается в нашем клубе. Мы сфотографировали захоронение, набрали земли и привезли внуку. Он так растрогался, что даже говорить не мог».

«От прапрадеда у нас осталась одна фотография, — говорит Анна Аниканова. — Благодаря клубу мы узнали, где его могила. Дедушка теперь мечтает собрать всех родственников и съездить туда».

Еще один проект кружка — возвращение имен экипажу самолета, упавшего в годы войны возле заброшенной деревни Лебедевка. Распутывать эту историю клуб начал еще в 2006 году.

«Была безымянная могилка в глухой тайге, — вспоминает Лидия Коршунова. — За шесть лет выяснили, что летчики перегоняли самолет Иркутского авиазавода к местам боевых действий, но случилась авария, самолет упал. Узнали имена летчиков, разыскали родственников и привезли их на могилу. Теперь мы с ними как родные. На месте трагедии установили памятник, а дети из камней выкладывают дорогу памяти».

Новый замысел Лидии Коршуновой — выставка «Руки, закрывшие нас». Участники кружка делают слепки рук ветеранов ВОВ. Однако фронтовиков в Зеленогорске почти не осталось, ребята успели увековечить память лишь о 12 ветеранах.