Да будет свет!

30 декабря блок № 3 Тяньваньской АЭС вывели на 25 % мощности, после чего подключили к энергосистеме Китая. Блок с реактором ВВЭР-1000 построили в рекордно короткий срок: с заливки первого бетона до энергопуска прошло пять лет.

«Первые два блока, построенные нами в сотрудничестве с китайскими коллегами, доказали свою эффективность и безопасность. Мы надеемся, что и вторая очередь станции будет работать так же стабильно и надежно», — говорит президент АСЭ Валерий Лимаренко.

В январе реактор испытают на 50 % мощности. Когда китайские регуляторы дадут разрешение, его проверят на 75 и 100 %. Далее последует оценка непрерывной работы энергоблока при номинальной загрузке в течение 100 часов. Сдача третьего энергоблока в коммерческую эксплуатацию запланирована на февраль, четвертого — на декабрь. Кстати, на энергоблоке № 4 уже выполнили гидравлические испытания первого и второго контуров. Идет подготовка к испытаниям герметичной оболочки.

Борьба за контракт

Для директора АСЭ по проектам в Китае Алексея Банника Тяньваньская АЭС — это 20 лет жизни. Он включился в работу в 1997 году, когда был подписан контракт на техпроект первой очереди. Отвечал за оформление таможенной документации. А почти с самого начала сооружения второй очереди уже руководил проектом.

Каждый проект в Китае — это конкурентная борьба за контракт. Во время переговоров по строительству второй очереди китайская сторона уже подписала контракты на сооружение АЭС поколения III+ с Westinghouse и Areva и начала масштабное строительство АЭС по собственному проекту, разработанному с французскими партнерами, — более 20 энергоблоков. «В 2010 году «Росатом» заключил контракт на строительство второй очереди, — рассказывает Алексей Банник. — В 2011 году после аварии на АЭС «Фукусима» контракт оказался под угрозой. Все мы очень переживали. Однако после того как власти и надзорные органы Китая проанализировали безопасность проекта, мы стали первыми, кто получил разрешение на строительство». Некоторые решения российские специалисты переработали с учетом постфукусимских требований.

Вспомнить все

Строительство станции недалеко от Ляньюньгана повлияло на жизнь многих людей. Небольшой город разросся до мегаполиса, сейчас там около 5 млн жителей. «Темпы развития Ляньюньгана поражают, — отмечает ведущий специалист управления коммуникаций АСЭ Аркадий Сухонин. — Китайцы говорят, что все это благодаря атомной станции. Работать на АЭС престижно. По местным законам сотрудником станции может быть только один член семьи».

Заместитель главного инженера «Атомпроекта» Роман Демин вспоминает: «Перед загрузкой топлива третий блок закрыли для свободного посещения. А тут вечером у заказчика возник срочный вопрос, решить который можно только на блоке. Оформили пропуска, прошли санпропускник, надели комбинезоны, взяли дозиметры и отправились в реакторное. Все сделали — и обратно. И тут понимаем, что до последнего автобуса 15 минут. Выскакиваем из санпропускника и бежим по тоннелю. Навстречу китайцы идут на смену и видят: со станции бегут русские. Некоторые напряглись, развернулись и тоже направились к КПП. Мы посмеялись, решили, что лучше опоздать, чем перепугать персонал. Перешли на шаг. На автобус все равно успели».

Роман Копылов, командир студенческого стройотряда «Патриот», работал на Тяньваньской АЭС два месяца. «Мне запомнилась загрузка топлива — мы были в группе авторского надзора, — рассказывает он. — Работать с российскими и зарубежными специалистами, перенимать опыт на передовой стройплощадке КНР — это потрясающе. С января я работаю инженером АСЭ».

 

Далее