Джут и чула в ожидании электричества

За неделю наш корреспондент осмотрела большинство достопримечательностей столицы Бангладеш, съела столько манго, сколько не ела за всю жизнь, побывала на футбольном матче в местной школе, проводила несколько закатов на стройке АЭС «Руппур» и заполнила фотографиями шесть карт памяти.

Текст: Анастасия Барей / Фото: «Страна Росатом»

Кадры для АЭС

Дакка встречает нас влажной жарой — температура около 40 градусов. Через несколько дней я немного привыкну к этой бане, но россияне, работающие здесь не первый год, говорят, что полностью освоиться в тропическом климате невозможно.

Нашу группу — журналистов и пиарщиков — пригласили в Университет Дакки, где в 2012 году был открыт факультет ядерной инженерии. Дорога от гостиницы до университета — одна сплошная пробка. По территории Бангладеш сопоставим с Омской областью, но населения здесь больше, чем во всей России, — примерно 170 млн. По этой причине траффик на улицах повышенный и днем и ночью: машины, двухэтажные автобусы, тук-туки и велорикши — все движется в плотном потоке. Автобус еле едет, я с фотоаппаратом высовываюсь через окно, встречаюсь взглядом с соседями по пробке. Те реагируют очень приветливо, охотно позируют для фото.

Во дворе университета студенты сидят на траве, между ними ходит торговец с большой чашей фруктов на голове. Я начинаю фотографировать, со мной сразу заговаривает один парень. Узнав, кто мы, рассказывает, что мечтает попасть на работу на АЭС «Руппур» и вызывается проводить нас на факультет физики. Спрашивает, не хотим ли мы посмотреть, как проходят экзамены. Разумеется, хотим. Я делаю несколько снимков. Аудитория гигантская, с галереей на втором этаже. Мне сразу вспомнился «Хоггвартс».

Нас встречает декан факультета физики Шафикул Ислам. «Строительство атомной станции подтолкнуло к созданию факультетов ядерной инженерии в наших вузах», — рассказывает декан факультета профессор Шафикул Ислам. Он бывший глава Комиссии по атомной энергии Бангладеш. Сам учился в Дакке, потом уехал в Америку, но решил вернуться: нужно помогать развивать атомные технологии на родине.

«Студенты получают базовые знания в Бангладеш и продолжают обучение в России. Наши ребята уже учатся в МИФИ. В следующем году 12 выпускников вернутся, — рассказывает Шафикул Ислам. — Мы должны позаботиться о том, чтобы они нашли себя на проекте «Руппур».

Студенты рассказывают, что поступить на отделение ядерной физики сложно — желающих тысячи, проходят единицы. «Это настоящее соревнование, — улыбается и качает головой Умме Махбуба Набила. — Возможно, я продолжу учебу в России, но работать буду в Бангладеш». «Мне бы хотелось получить магистерскую степень в России, — говорит Ариф Акхтер Рангон. — Родители оторопели, когда узнали, что я решил работать на АЭС. У людей старшего поколения есть стереотип относительно ядерной энергии. Но надеюсь, скоро они поймут, что атом служит в первую очередь мирным целям».

Стройка с видом на Ганг

Вечером нас везут в округ Пабна, где сооружается «Руппур». Ехать 160 км, но вместо трех часов поездка растягивается на 10: дороги узкие, машин туча. В гостинице мы глубокой ночью. Утром, едва проснувшись, садимся в автобус: наконец-то мы увидим АЭС.

Надев каски и ярко-салатовые жилеты, мы идем в проектный офис группы компаний АСЭ. Пять лет назад, когда я только устроилась в «Страну Росатом», для первой полосы готовили материал о церемонии закладки первого камня АЭС «Руппур». Фотографировать тогда было почти нечего. Сейчас станция разрослась на несколько километров: строятся два блока, вспомогательные помещения, готов причал, куда будут подходить суда, груженные оборудованием. Чтобы отснять все ключевые объекты, нам понадобился целый день. Правда, был перерыв на обед. В меню столовой обнаружили суп с лапшой, гречку, котлеты, капустный салат, но на десерт — манго.

Мне повезло сделать кадр с атомной стройкой на фоне розового неба. Многие, кто посещал «Руппур», отмечают красоту здешних закатов. По вечерам хорошо слышно, как читают намаз. Вообще, читают несколько раз в день: стройка стройкой, а молитва по канону.

«Возле «Руппура» скоро будет целый город»

Во многих населенных пунктах рядом с АЭС нет электричества. Мы попросили отвезти нас в какую-нибудь деревню, чтобы сделать материал о местных жителях. В Тепукурии нас пригласила к себе замечательная женщина по имени Фироза. Она как раз готовила во дворе обед. Главная еда в деревнях — рис. Варят его три раза в день — с овощами, курицей или мясом. Чтобы развести огонь, в чуле, специальной лунке в земле, поджигают джут. «Неудобно, — морщится Фироза, — дым попадаем в глаза. Мы все, конечно, ждем электричества».

О том, что в деревню приехали журналисты, да еще иностранцы, узнают соседи Фирозы. В небольшом дворе толпятся 20 человек. Кто-то предлагают нам манго, только снятые с дерева. А я предлагаю сделать общее фото для истории — не каждый день у тебя в округе начинают строить блоки АЭС. Все тут же сбиваются в нестройную шеренгу. После съемки 65-летний Анвар Хоссейн авторитетно заявляет: «Жизнь станет намного лучше. Мы не боимся атомной энергетики, потому что знаем: у россиян новейшие технологии. В Бангладеш наслышаны об успешном опыте Индии с АЭС «Куданкулам».

Нашу группу сопровождает предприниматель Малик Параманик. У него своя строительная фирма, сотрудничает с «Руппуром». Его часто приглашают поработать переводчиком для русскоязычных делегаций. Малик Параманик учился в РУДН, поэтому встреча с русскими для него всегда в радость. «Думаю, возле АЭС «Руппур» скоро будет целый город. Появятся заводы, люди получат работу, начнется экономический рост, — рассуждает он. — Вот несколько месяцев назад открылся ресторан. Я сам держу небольшой магазинчик: рыба, колбаса, креветки, продукты, которые нравятся вам, русским».

Мир, дружба, футбол

О торжественной церемонии заливки бетона на втором блоке я написала статью «Мечты сбываются на Ганге», ее напечатали в июле. Хочу рассказать, что было после. В честь большого события в школе в селе Руппур провели футбольный матч.

Дети делятся на две символичные команды — Бангладеш и России. Со счетом 1:0 побеждает Бангладеш. Посмотреть на игру приехал футболист национальной сборной Румон Хоссейн. Говорит, что на чемпионате мира болел за Аргентину, Бразилию и Россию. Узнав об этом, организаторы предложили заочный обмен майками. Румон Хоссейн подписал свою майку — ее отвезут в Москву, а майку российской сборной привезут в Пабну и передадут футбольной команде школы Руппура.

Румон Хоссейн солидарен с мнением большинства соотечественников: строительство атомной станции пойдет стране на пользу. «Это позволит восполнить кризис электроэнергии в Бангладеш, — говорит он. — Некоторые из моих друзей хотели бы работать на АЭС».