Искать технологии по-новому

К традиционным методам поиска новых решений в строительстве Центр трансфера технологий (ЦТТ) добавит высокотехнологичный алгоритм, созданный с использованием big data (больших данных). Система будет отслеживать перспективные строительные технологии по всему миру.

ЦТТ, созданный на базе ОЦКС «Росатома», сейчас знакомится с новыми технологиями на конференциях, выставках и других мероприятиях в России и за границей. Руководитель проекта отдела специальных проектов ОЦКС Александр Дулькин рассказывает, что в 2016 году работа велась по-другому: «Мы сотрудничали с «Русатом Оверсиз», у которой большая сеть представительств за рубежом. Они собирали визитки компаний, раздаточные материалы и присылали нам. Но учитывая, что нас было всего шестеро, мы с трудом справлялись с массивом информации — кто что предлагает и нужно ли нам это».

В 2017 году ЦТТ заключил договор с АСЭ: сотрудники центра ездят на строительные выставки, организовывают технические туры, проектные сессии, выбирают интересные технологии и к концу года предоставляют на рассмотрение то, что достойно базы наилучших доступных технологий (НДТ).

Big data на службе у стройки

«Теперь мы решили оптимизировать трудозатраты и использовать автоматизированный поиск: создаем систему решений на базе big data, которая будет анализировать данные из интернета», — рассказывает начальник отдела специальных проектов ОЦКС Игорь Табаев. В прошлом году ОЦКС подготовил техническое задание к системе, проводились встречи с российскими лидерами в области структурирования и обработки информации, которые работают в том числе на правительственные организации. Среди них — «Айкумен ИБС», PROMT, Ситуационнокризисный центр «Росатома», а также МГУ (у физико-математического и экономического факультетов самая широкая линейка алгоритмов для поиска и анализа данных).

«ПЯТЕРКА» ЗА РАБОТОЙ

Пять технологий, включенных в базу НДТ в конце 2016 года, применяют (или будут применять) на строящейся Ленинградской АЭС, Курской АЭС‑2, Белорусской АЭС, АЭС «Руппур», «Пакш‑2», «Бушер‑2», «Аккую» и «Эль-Дабаа».

Новая система будет собирать информацию в открытых источниках и в закрытых, платных, базах. Со временем система станет самообучающейся и перерастет контекстуальный поиск — по ключевым словам. «Одни вещи нам хорошо известны, и мы ищем их целенаправленно, о существовании других даже не догадываемся. С помощью машинного обучения система выдаст буквально все», — поясняет Игорь Табаев. Это не только готовые технологии или материалы, но и тренды в строительстве, деятельность ученых, изобретателей. «Думаю, у нашей системы хороший потенциал и мы сможем ее масштабировать: отслеживать и технологии, и цены на ресурсы, и информацию о людях и компаниях, с которыми мы собираемся вести переговоры», — перечисляет Игорь Табаев.

В этом году система должна заработать. Скорость ее создания и внедрения во многом зависит от того, как быстро пройдут закупки и другие обязательные для компаний «Росатома» процедуры.

Кого и что ищет «Росатом»

За два года в базу НДТ включили 58 решений. В 2016-м это были преимущественно отечественные технологии, в 2017-м на экспертном совете ЦТТ отобрали 16 зарубежных и 14 российских разработок. «Конечно, мы смотрим на российские технологии, так как их легче применять с точки зрения норм и сертификаций, — говорит Игорь Табаев. — Но потенциал иностранных компаний значительно выше: объемы международного строительства больше и прогресс там есть во многих направлениях. А мы иногда в силу разных причин отстаем».

НЕТ СЕРТИФИКАТА? ПОМОЖЕМ ЦТТ

не только ищет лучшие технологии, но и помогает их внедрять совместно с Агентством по технологическому развитию и фондом «Сколково». Если технология попадает в базу НДТ, но у нее нет сертификата, то центр и его партнеры сопровождают испытания и сертификацию, формирование расценок при отсутствии аналогов в ГЭСН, разработку специальных технических условий и т. д.

В прошлом году сотрудники ЦТТ посетили выставки в Южной Корее, Китае, Белоруссии и ОАЭ. По итогам первых трех были отобраны разработки, которые вошли в базу НДТ. В ОАЭ тоже присмотрели технологии, но их представят экспертному совету в этом году. По словам Александра Дулькина, Эмираты — главный потребитель мировых инноваций: из 20 технологий, заинтересовавших ЦТТ, лишь одна местная: постнапряжение железобетона от компании OVM. Технологию применяли в Китае при сооружении скоростной магистрали Пекин — Шанхай и строительстве оболочек реакторов на АЭС «Фуцин». OVM планирует участвовать в строительстве АЭС «Эль-Дабаа» в Египте.

«Кто-то, узнав о нашем центре, сам подает заявку в базу, с кем-то знакомимся на выставках, кому-то высылаем приглашение. Вот с китайскими компаниями хотели встретиться. Позвали в прошлом году на день открытых дверей в «Сколково» в начале октября, но не учли, что в КНР в это время национальный праздник, и они не смогли приехать, — рассказывает Александр Дулькин. — В этом году предусмотрим все».

cats

ЦТТ интересен опыт Китая в разработке аддитивных технологий. Например, 3D-печать зданий, решения по армированию — их можно применять в промышленном строительстве. «И даже если мы не будем использовать аддитивные технологии сейчас, нужно быть готовыми применять их завтра, чтобы не отстать от всего мира», — уверен Александр Дулькин.

В ЦТТ отмечают парадоксальную ситуацию: иностранцы зарабатывают на технологиях, которые придумали и использовали в СССР. «Немецкая Stein — европейский монополист технологии «стена в грунте» и производства оборудования для этих работ. Это старая советская технология, но из российских компаний к нам с ней не заявился никто, хотя рынок для всех открыт. А немцы предложили ее и прошли отбор», — говорит Александр Дулькин.

У российских технологий есть шанс попасть в базу НДТ, даже если что-то подобное представили иностранные конкуренты. Александр Дулькин рассказывает: когда компания СТС, которая использует технологию преднапряжения бетона, узнала, что ЦТТ заинтересовался решением OVM, тоже захотела включиться в базу. «Мы ждем российские разработки. Кто предложит лучшую и по хорошей цене, того и берем. Смотрим не на компании, а именно на технологии, и неважно, из какой они страны, критерии здесь — перспективность, эффективность и цена», — объясняет Александр Дулькин.