Кадры закаляются в Сибири

В Томском политехническом университете по заказу «Росатома» готовят специалистов для зарубежных атомных объектов. По международной магистерской программе в Сибири учится 31 студент из 10 стран дальнего зарубежья, а также из России и СНГ. Все дисциплины преподаются на английском языке. Заявок на обучение в разы больше, чем мест. В новом учебном году помимо магистратуры вуз открыл атомную англоязычную аспирантуру для молодых ученых.

Текст: Мария Хохлова / Фото: Артем Изофатов

Каждое утро в Томске у иностранных студентов начинается с просмотра прогноза погоды. Граждан Египта, Ганы, Нигерии, Танзании, Замбии, Сербии, Индии, Боливии, Китая и Бразилии сибирский мороз бодрит, но заставляет кутаться в шарфы и пуховики. По словам уроженцев теплых стран, к столь суровым погодным условиям они оказались не готовы и спешно утеплялись уже на месте.

«Здравствуйте, привет, добрый день, доброе утро, хорошо, спасибо, сыр, молоко, пока», — выдает набор слов, выученных за два месяца, новоявленный аспирант ТПУ Амоах Пол Атта из Ганы. В университете можно обойтись английским, а вот за его пределами без знания русского тяжело. Брат Амоаха Пола Атты учится в столичном МИФИ. Оба могли поехать в Великобританию или Швецию, но выбрали Россию. По словам Амоаха Пола Атты, программа здесь насыщеннее, а обучение дешевле.

«На днях я впервые катался на коньках. Было здорово. Снял много фото и видео, отправил брату и друзьям. Все спрашивают у меня про погоду, — с английского Амоах Пол Атта переходит на русский. — Ооочен холадно!» И продолжает снова по-английски: «Зато люди доброжелательные, все время кто-то помогает. А еще у меня стипендия больше, чем у брата. За счет северного коэффициента».

Старт англоязычному ядерному образовательному проекту дала международная магистерская программа Nuclear Power Installations Operation («Управление ядерными энергетическими установками»), открывшаяся в ТПУ в 2015 году. В экспериментальной группе было всего семь студентов из пяти стран. В 2016-м набрали уже 15 человек. Стало ясно: спрос есть, нужно готовить новые предложения.

«До этого у ТПУ не было опыта обучения по ядерным программам жителей дальнего зарубежья, еще и на английском языке. Мы успешно справились с этой задачей благодаря партнерам — Технической академии «Росатома» и проектному офису госкорпорации по повышению качества образования», — рассказывает руководитель международной магистерской программы Nuclear Power Installations Operation ТПУ Вера Верхотурова.

На выходе страна-заказчик получает специалиста с набором уникальных компетенций. Преподавание на английском экономит время студентов и работодателей, компаний из стран, где «Росатом» строит атомные объекты: учащимся не нужно осваивать русский язык, чтобы получить профильное образование в России.

Фото: Артем Изофатов

«Летом 2018-го мы впервые набрали аспирантов по англоязычному ядерному направлению, — говорит Вера Верхотурова. — Наши выпускники-магистранты пожелали продолжить учебу, чтобы получить ученую степень. В сентябре к нам приехали пять человек из Ганы и один из Китая. Сейчас они работают над своими диссертационными исследованиями. У всех аспирантов англоговорящие научные руководители».

Английский английскому рознь

На базе магистратуры Nuclear Power Installations Operation в ТПУ решили объединить весь пакет предложений для атомных студентов в модульную программу. Ее дополнили такими направлениями, как ядерная медицина, физзащита, безопасность и нераспространение ядерных материалов. Пока открылся только модуль по ядерной медицине — в сентябре 2018 года, сейчас на этом направлении обучаются студенты-египтяне в рамках договора между ТПУ и Высшим советом университетов Египта.

Кроме того, в англоязычной магистратуре есть смешанная группа: вместе со студентами из дальнего зарубежья учатся граждане России и стран СНГ. Последние — бакалавры ТПУ из разных программ. Атомщики с хорошим знанием профессионального английского нужны госкорпорации для развития зарубежных инфраструктурных проектов. Также они могут работать инструкторами в Технической академии «Росатома».

Староста смешанного курса набора 2018 года Данышпан Мухамбеталин приехал учиться в Томск из Казахстана. Окончил в ТПУ русскоязычный бакалавриат, но магистратуру выбрал на английском.

«У меня хороший разговорный английский, а вот профессиональный язык учу с нуля, — поясняет Данышпан. — Осенью было сложно понимать термины, особенности процессов в ядерной физике. Переводили лекции на русский. Потом стало легче».

Хотя юноше всего 22 года, а большинству его иностранных сокурсников около 30, в коллективе авторитет старосты непререкаем. Для англоязычных студентов он проводник в мир русских: помогает делать покупки, учит готовить местные блюда, а по вечерам проверяет «домашку».

«Папа» на горячей линии

Преподаватель основ ядерной физики Андрей Семенов — еще один важный для иностранных студентов человек. В лицо они уважительно называют его доктором, а за глаза именуют папой, так как он тьютор иностранцев.

«Я для них как круглосуточная горячая линия, — с улыбкой говорит Андрей Семенов. — Хожу с ними в банк, покупаю билеты, работаю переводчиком на медосмотрах, даю советы и на темы личной жизни. Еще одна интересная тема — религия. Студенты-египтяне по приезде сразу спросили, есть ли у нас мечеть и халяльная еда. Остальных интересовала традиция православных крещенских купаний. Водил их к проруби, нырять не стали».

Студенты знакомят преподавателя со своей культурой. Индийцы научили разбираться в образовании своих сложносоставных имен, которые говорят о том, где родился человек и даже кто его родители. В начале эксперимента у Андрея Семенова, как и у русских студентов, были сложности с профессиональной терминологией. Когда он составлял лекции, то изучал международные образовательные стандарты и советовался с иностранными коллегами, но избежать сюрпризов все же не удалось.

Фото: ТПУ

Фото: ТПУ

«В реакторе есть части, произведенные в разных странах. Выглядят они одинаково, а называются по-разному. Вначале я этого не знал и путался, — поясняет Андрей Семенов. — А еще как-то задал египтянам задачу, чтобы понять уровень подготовки. Закончили, ответы правильные, а решение непонятное. Оказалось, у нас «дано» и формулы, а потом одно из другого следует, а у них структура записей иная. У преподавателей по гидродинамике и теплофизике были другие проблемы. Как-то вся группа решила задачу неправильно, причем ошибки одинаковые, будто списали. Выяснилось, что там, где мы ставим точку, они пишут запятую. Отличается и начинка ядерной образовательной программы. Вначале я возмущался: как иностранные магистры могут не знать того, что у нас каждый бакалавр знает?!»

Чтобы на выходе знания были у всех на уровне, в магистерской программе есть дополнительные курсы по углубленному изучению ряда предметов. Их иностранцы посещают по мере необходимости.

Учебный реактор и циклотрон

Студент магистратуры Элабиад Ахмед Салах Хамди Саад Мохаммед работает ассистентом преподавателя в одном из крупнейших вузов Каира. Мечтает в будущем сам преподавать. В Сибири египтянин с конца декабря и с трудом адаптируется на новом месте.

«Учимся по 11 часов в день, время остается только на еду и сон, — рассказывает он. — В России другая система оценки знаний. У вас экзамен — просто итог учебы, за него много баллов не заработаешь, надо быть активным весь семестр. У нас же больше всего баллов дают за экзамен. Еще меня поразило то, что с преподавателем можно вступать в дискуссии, это приветствуется. У нас это не принято».

Еще одна особенность — акцент на практических занятиях. ТПУ — единственный отечественный вуз, у которого есть собственный действующий исследовательский реактор. Еще несколько лет назад иностранцы могли увидеть его только на обзорных экскурсиях, а теперь магистранты и аспиранты здесь частые гости: работают за пультом, выполняют манипуляции со стержнями, защищают свои проекты и делают лабораторные работы. Есть и лаборатории — по производству радиофармпрепаратов, нейтронно-активационного анализа и другие.

«У нас помимо реактора есть ускорительная техника — действующий циклотрон, — отмечает Вера Верхотурова. — Для некоторых стран он представляет даже больший интерес, чем реактор. Плюс благодаря партнерству с Сибирским государственным медицинским университетом и Томским национальным исследовательским медицинским центром, включающим НИИ онкологии, студенты имеют доступ к медицинским установкам радиологического каньона».

«Пожелание заказчиков шире того образовательного спектра, который есть сейчас, — подводит итог директор инженерной школы ядерных технологий ТПУ Олег Долматов. — От нас ждут открытия направления по физической защите объектов и чтобы мы начали готовить теплофизиков для ядерных энергетических установок. Эти задачи будем решать в ближайшее время. И дорабатывать направление ядерной медицины и аспирантскую программу. Весь мир заинтересован в высокопрофессиональных кадрах с учеными степенями».

Далее