Как вдохновить проектировщика

Запущенная в прошлом году система мотивации проектных организаций, предполагающая значительной премии в случае снижения стоимости проектов, пока не заработала. Сотрудники либо не знают, как достичь экономии, либо не верят, что им заплатят. Как изменить сознание людей, как повысить эффективность организаций проектного комплекса, обсуждали в Санкт-Петербурге на конференции по развитию проектирования в атомной отрасли.

Открыл конференцию первый замглавы «Росатома» по операционному управлению Александр Локшин. После его представления ведущим он пошутил: «Не ожидал, что я уже стал традицией, без которой конференция не состоится». На этом шутки кончились. Операционный директор «Росатома» подвел итоги прошлого года. С одной стороны, портфель заказов растет, девальвация рубля усилила конкурентоспособность «Росатома» в два раза, все больше людей стремится работать в отрасли. С другой стороны, спрос на электроэнергию в России замедлился, и «Росатом» перенес сроки ввода сразу нескольких атомных блоков.

На этом фоне усиливается конкуренция на рынке строительства ядерных реакторов. Помимо традиционных соперников, Westinghouse и Areva, «Росатому» приходится следить за новыми игроками. Например, экспансию за рубеж осуществляет Китай. На рынке производства электроэнергии появляются дешевые газовые генераторы, а себестоимость солнечной энергетики улучшается с каждым днем. Александр Локшин подчеркнул: залог сохранения лидирующих позиций в высококонкурентной среде — выполнение взятых на себя обязательства, причем быстро, качественно и с выгодой для госкорпорации. Одна из ключевых ролей здесь отводится проектировщикам.

«В проектном комплексе формируется конкурентоспособность наших проектов, закладываются технические решения, которые определяют стоимость», — отметил директор по капловжениям «Росатома» Геннадий Сахаров. И подтвердил этот тезис цифрами: притом что услуги по проектированию составляют лишь 4 — 5 % инвестиционных расходов на строительство АЭС, 80 — 90 % стоимости проекта определяется именно на этом этапе. Замдиректора «Русатом Оверсиз» Сергей Егоров, много лет проработавший в проектном комплексе, передал весь смысл в одной фразе: «Проектирование – тот хвост, который всей собакой вертит».

Пилоты не сработали

В «Росатоме» много работали над системой мотивации для проектных организаций. «Все, кто участвует в проектировании, сооружении объектов, должны быть заинтересованы в том, чтобы эти объекты были созданы в кратчайшие сроки и за минимальные средства», — поясняет Александр Локшин. И год назад такая система была запущена, ее начали внедрять на нескольких пилотных площадках: АЭС «Аккую» и «Ханхикиви», Курской АЭС-2, проекте МБИР и ряде объектов ЯОК. Однако на практике система пока не действует, с сожалением констатировал Геннадий Сахаров. Проведя мониторинг проектных институтов, ОЦКС выяснил, что примерно 80 % сотрудников знают о системе мотивации, но половина не видит, как достичь экономии, а еще половина не верит, что получит премию. Оставшиеся 20 % вообще не слышали о новой системе. «На верхнем уровне управления мы все сделали, но на нижнем остался огромный пласт работы. Нужно суть системы мотивации донести до каждого человека, до каждого исполнителя», — настаивает Геннадий Сахаров. — Мы сделали колоссальную работу, подготовили кучу документов, они очень хорошие, они прошли экспертизу Минстроя, там создана рабочая группа. Но оказалось, что самое главное – переломить психологию людей. И это гораздо сложнее, чем разработать документы».

По оценке Геннадия Сахарова, дальше других продвинулся во внедрении системы петербургский «Атомпроект». Гендиректор предприятия Сергей Онуфриенко уверен, что первые выплаты премиальных поднимут уровень доверия сотрудников к системе мотивации сразу до 100 %. К тому же ОЦКС предложил запустить несколько небольших пилотных проектов. «Люди в ближайшие два-три месяца выполнят проекты и получат премию. Так мы покажем, что это действительно работает», — объяснил директор по капловжениям «Росатома».

Почему система мотивации не заработала? Нет достаточной информированности непосредственно инженеров-проектировщиков. Необходимы дополнительные дни информирования, семинары. Неизвестность пугает: есть опасения, что в перспективе возможно снижение оплаты труда проектировщиков.
Конференция была полезной. Новый подход к организации кроме командообразующего эффекта придал мероприятию определенную динамику. К сожалению, формат параллельных секций не позволяет принять участие в обсуждении всех тем. Можно чаще проводить более короткие заседания, семинары с вынесением на обсуждение ограниченного количества вопросов.

Александр Яшкин, директор по проектному производству НИАЭП

Дорогие проекты

Затраты «Росатома» на проектирование объектов в России и за рубежом до 2030 года могут составить 400 млрд рублей. Естественно, госкорпорация заинтересована, чтобы эти средства расходовались c умом. Однако на данный момент эффективность работы проектировщиков вызывает вопросы, притом что уровень зарплат в проектном комплексе «Росатома» позволяет привлекать лучших специалистов. ОЦКС проанализировал исполнение инвестиционной программы в 2014 году и выявил, что почти половина нарушений так или иначе связана с проектированием. Основная проблема – низкая проработка технических решений. В результате уже в ходе реализации проекта продолжается его доработка, что вызывает цепную реакцию на следующих этапах. Печально, но факт: фраза «лучший проект – это проект, который выполнен, оплачен и не строится» стала расхожей шуткой.

ОЦКС сравнил финансовые показатели атомных проектных организаций и проектных организаций из смежных отраслей, преимущественно электроэнергетики. Доходы их сопоставимы, но маржинальность в атомной отрасли существенно выше. «Продукция, которая выдается сегодня нашими проектными институтами, довольно дорогая. Вывод один: нам нужно, в том числе, пересматривать вопросы ценообразования», — отметил Геннадий Сахаров.

Стратегия «Росатома» предполагает сокращение к 2019 году сроков строительства атомных станций до 48 месяцев, сроков проектирования — до 24 месяцев, снижение капитальных затрат на 15 % по сравнению с проектом ВВЭР-ТОИ. И без оптимизации работы проектировщиков этих показателей не достичь, подытожил глава ОЦКС.

Рецепты эффективной работы

В каком направлении можно двигаться, продемонстрировали крупнейшие организации комплекса. По мнению директора по проектному производству НИАЭП Александра Яшкина, залог успеха – типовые решения и бережливое производство. Принятая в НИАЭП программа оптимизации предполагает за два года почти на треть повысить такие показатели, как производительность труда, срок выдачи рабочей документации, число корректировок рабочей документации, срок, затрачиваемый инженером на действия с добавленной стоимостью. Основной инструмент – офисная ПСР. Подход уже применяется в проекте Белорусской АЭС, впоследствии этот опыт планируется распространить на Курскую АЭС-2.

Еще один инструмент повышения эффективности работы и мотивации – переход на недельно-суточное планирование, а также нормирование рутинных операций. Для этого нужно создать банк данных повторяемых работ. Кроме того, лучшие сотрудники должны поощряться — знаками отличия, включением в кадровый резерв, считает Александр Яшкин.

Гендиректор ГСПИ Вячеслав Галушков предлагает создать многоуровневую систему контроля качества ПИР и сформировать отдел внутренней экспертизы проекта, разработать и внедрить классификатор кодов замечаний, несоответствий. Кроме того, решению части проблем поможет система типовой документации на базе унифицированных решений, учитывающая основные требования заказчика, считает Вячеслав Галушков. Причем применение такой системы возможно даже для уникальных объектов – за счет унификации отдельных решений.

Обучайся легко!

С самого начала организаторы конференции нарушили привычное представление о подобных мероприятиях. Участников рассадили по пять-семь человек и уделили 15 минут знакомству. Ведущий предложил посчитать общий трудовой стаж в отрасли для каждого стола: выяснилось, что этот показатель колеблется от 30 — 40 до 110 лет и выше. А максимальный «возраст» стола составил 144 года. Так организторы подняли тему разницы поколений. «Бизнес молодеет, появляется все больше людей другой формации, которые практически родились с AutoCAD в руках и никогда не пользовались кульманом. Для них это норма. И это ускоряет процесс мышления, они быстрее и проще находят информацию, — комментирует бизнес-тренер, партнер компании EveryCo Эдуард Абдульманов. – Но они и требуют большего. Поэтому, пользуясь старыми методами, мы нарушим коммуникацию, взаимодействие с этими людьми».

Выступления спикеров перемежались командообразующими модулями. В ходе одного из них Эдуард Абдульманов рассказал, как у людей сформировалась привычка к фотографированию, показал, как эволюционировал телефон. «Мы хотели донести основную мысль: изменения происходят вне зависимости от нашего отношения к ним. Мы можем отвергать, не пользоваться новыми технологиями, но они все равно входят в нашу жизнь», — пояснил собеседник «СР».

В рамках другого модуля участников разбили на группы и поставили задачу за ограниченное время построить магистраль — конструкцию для транспортировки мяча. Каждая группа отвечала за свой участок, в конце участки нужно было состыковать, чтобы мяч по всей магистрали прошел без задержек.

«В теории обучения есть такой раздел – андрогогика. В ней одним из принципов развития и вовлеченности в процесс взрослых людей является умение на практике попробовать те теоретические исследования, о которых ведется речь. Очень важно не просто посмотреть на теорию со стороны, а апробировать ее в реальных действиях, проверить, что в ней работает, а что не работает. Кроме того, нам было важно поддерживать внимание людей на высоком уровне. Мозг выключается в режиме длительной однотипной работы, например, поэтому нужна смена активности. Таким образом мы расширяем как возможности оперативной памяти, так и вообще возможности включения человека в какую-либо деятельность. Также мы задействуем разные каналы восприятия», — объяснил Эдуард Абдульманов.

Размяв мозги, на следующий день участники конференции разделились по круглым столам. Обсуждали донастройку системы мотивации, в частности, как лучше проводить начисления – через фонд оплаты труда или, например, через резервный фонд. Дискутировали по поводу снижения порога вознаграждения: с одной стороны, 5 % от стоимости проекта сооружения АЭС – это колоссальные деньги, а с другой — если с помощью конкретного проектного решения удастся несколько миллионов сэкономить – это ведь тоже заметная польза для отрасли. Анализу подверглись аспекты типового проектирования и применения инновационных методов, взаимодействия заказчика, проектировщика и надзорных органов. Звучали здравые вопросы и рациональные предложения, но к окончательному решению по системе мотивации эксперты не пришли — договорились создать рабочую группу и продолжить донастройку механизма.

Цифры

50 000
связано с реализацией программы капловжений
31
проектная организация работает в отрасли
30 млрд. рублей
составляет суммарная выручка проектных организаций

90% доходов формируют 7 ведущих проектных организаций.

 

Далее