Как прийти к «Гармонии»

Можно ли увеличить долю атомной энергетики в мировом энергобалансе до четверти к 2050 году и что для этого нужно сделать, обсуждали лидеры и эксперты индустрии на ежегодном симпозиуме Всемирной ядерной ассоциации (WNA) в Лондоне.

Тон двухдневной дискуссии задал во вступительном слове председатель WNA, старший советник Urenco Deutschland Хельмут Энгельбрехт. По его оценке, осознание преимуществ атомной энергетики в научном сообществе, у регуляторов и властей растет, но популярностью у широкой общественности отрасль пока похвастаться не может. И это один из вызовов времени. Нужно не только внедрять инновации и совершенствовать технологии, но и объяснять людям, что АЭС наилучшим образом удовлетворят их потребности.

Атомной отрасли есть чем гордиться. Итоги 2016 года: рекордный за 25 лет ввод мощностей, КИУМ растет, создаются новые типы реакторов. Но этого недостаточно, чтобы затормозить изменение климата, а сотни миллионов людей по-прежнему живут без света, подчеркнула гендиректор WNA Агнета Ризинг. На пути масштабного развертывания строительства атомных блоков стоят три препятствия: неэффективность рынков электроэнергии, множество регуляторных барьеров, неверное представление о рисках и преимуществах атомной энергетики.

Решение этих проблем — основная цель инициативы «Гармония», выдвинутой в 2015 году. Во-первых, необходимы единые правила игры на энергорынках для низкоэмиссионных генераторов, во-вторых, нужно гармонизировать регулирование, в-третьих, создать культуру, философию эффективной безопасности. Без этих изменений мир не сможет по максимуму использовать выгоду от увеличения в энергобалансе доли АЭС, которые способны обеспечить переход к низкоэмиссионной экономике. Если все это воплотить в жизнь, отрасль сможет вводить до 35 ГВт мощностей в год, и к 2050 году совокупная установленная мощность АЭС достигнет 1000 ГВт, резюмировала Агнета Ризинг.

АЭС ВСЕ РАВНО ДЕШЕВЛЕ
Агнета Ризинг отметила, что стоимость ветрои солнечных станций, а также мощностей для хранения энергии снижается. «Но они не так дешевы, как АЭС,— добавила она.— Нужно смотреть на LCOE — самый справедливый способ сравнения: АЭС на первом месте». «Если нужны доказательства, посмотрите на Германию,— подхватил Хельмут Энгельбрехт.— Там увеличивают долю ВИЭ, и в теории субсидии для них должны снижаться из года в год. Но этого не происходит. Треть в стоимости киловатт-часа — субсидии. Когда вы добавляете ВИЭ в энергосистему, это может снизить цену, но если доля ВИЭ — 30–50%, то необходимость страховать их другими мощностями в конечном счете толкает системные издержки вверх». «Если объединить все элементы, которые нужны, чтобы осуществить подключение к сети ВИЭ, вам нужно заплатить за некоторый объем резервных мощностей. Если все это сложить, получится, что АЭС минимум вдвое дешевле ветряной станции и втрое дешевле солнечной»,— уточнил Кирилл Комаров.

Три дороги к ЗЯТЦ

Новостями на симпозиуме поделились ключевые игроки отрасли: Westinghouse, Areva, ENEC, «Казатомпром» (читайте о программе трансформации компании в одном из ближайших номеров «СР») и др. Но право выступить с первым докладом организаторы отдали CGN Power — видимо, в знак уважения к китайской программе строительства атомных мощностей, самой масштабной в мире. Президент компании Лиганг Гао коротко рассказал о CGN: в эксплуатации 20 блоков общей мощностью 21,5 ГВт, строится еще восемь — на 10,3 ГВт. Совместный с CNNC проект — реактор поколения III HPR-1000, или «Хуалун-1». Референтный образец будет установлен на строящихся блоках №3 (первый бетон залит в 2015 году) и №4 АЭС «Фанчэнган», потенциальная экспортная площадка — станция «Брадуэлл В» в Великобритании. У CGN большой портфель проектов в сфере ВИЭ за рубежом: в Ирландии, Великобритании, Австралии, Бельгии, США, Сенегале, Намибии, Франции, Сингапуре. Тем не менее компания связывает свое долгосрочное развитие именно с атомной энергетикой.

Гендиректор Westinghouse Хосе Гутьеррес заявил, что у компании, которая находится в процессе банкротства, дела идут гораздо лучше, чем многие представляют: «Мы не остановили ни один процесс, все наши заводы и сервисцентры продолжают работать»

Гендиректор Westinghouse Хосе Гутьеррес заявил, что у компании, которая находится в процессе банкротства, дела идут гораздо лучше, чем многие представляют: «Мы не остановили ни один процесс, все наши заводы и сервисцентры продолжают работать»

Гендиректор «Техснабэкспорта» Людмила Залимская отметила, что атомные мощности в любом случае будут прирастать — вопрос в том, на сколько. Действующая модель отрасли не оптимальна с точки зрения топливного цикла и заставляет операторов делать выбор в пользу промежуточных хранилищ ОЯТ из-за отсутствия лучших вариантов. Снижение общественной приемлемости атомной энергетики в некоторых странах вызвано в том числе отсутствием безопасных, надежных решений в сфере бэкенда. По прогнозу «Росатома», в 2020 году объем накопленного ОЯТ в мире превысит 400 тыс. т, в 2030 году — вплотную приблизится к 600 тыс., в 2050 году — к 1 млн т. И это только топливо действующих АЭС!

Отрасль нуждается в топливном цикле, основанном на инновационных решениях и интегрированных подходах, убеждена Людмила Залимская. Ключевые требования к новому циклу: сокращение объема хранения, повышение эффективности использования делящихся материалов, соблюдение режима нераспространения и учет особенностей действующих реакторов. У «Росатома» есть технологии, которые позволят внедрить три новых подхода: утилизацию продуктов переработки в действующем парке АЭС (регенерированный уран — для РБМК, уран и плутоний в виде МОКСтоплива — в БН-800), топливный цикл, основанный на РЕМИКСе, и двухкомпонентную атомную энергетику, где быстрые и тепловые реакторы работают в одной системе.

Глава Areva NP Бернар Фонтана ответил на вопросы о реорганизации компании и прокомментировал ключевые темы симпозиума. По его мнению, чтобы повысить предсказуемость строительства и стоимости АЭС, нужно исключить модификации проекта и появление новых регуляторных требований

Глава Areva NP Бернар Фонтана ответил на вопросы о реорганизации компании и прокомментировал ключевые темы симпозиума. По его мнению, чтобы повысить предсказуемость строительства и стоимости АЭС, нужно исключить модификации проекта и появление новых регуляторных требований

Квинтэссенция выступления Людмилы Залимской — Россия готова к международной кооперации в сфере бэкенда. «Мы выступаем за сотрудничество по развитию технологий с теми странами, у которых они есть, а странам, которые не имеют этих технологий, мы готовы предложить полный комплекс услуг — от поставки топлива до полной его отработки с возвратом радиоактивных отходов»,— сказала она.

Имидж — все

Организаторы устроили отдельные сессии по всем ключевым аспектам развития отрасли: и по общественной приемлемости, и по инновационным технологиям (малым модульным реакторам, быстрым и жидкосолевым), и по стандартизации регулирования. Итоги двухдневной дискуссии подвели на сессии, в ходе которой свое мнение о программе «Гармония» высказали топ-менеджеры атомных компаний. Первый замдиректора «Росатома», руководитель блока по развитию и международному бизнесу Кирилл Комаров убежден: технологически «Гармония» достижима, но есть два ключевых условия. Во-первых, игрокам отрасли необходимо опираться на накопленный опыт, в том числе при переходе к серийному строительству. Во-вторых, и это самая большая проблема индустрии,— нужно уделять больше внимания общественной приемлемости. Работать с обществом, объяснять обычным людям — не политикам, политики прислушиваются к мнению большинства,—  в чем преимущества атомной энергетики. «Если не изменим имидж, мы не выживем»,—  категоричен Кирилл Комаров.

Гендиректор «Техснабэкспорта» Людмила Залимская подчеркнула, что Россия готова к международной кооперации в сфере бэкенда

Гендиректор «Техснабэкспорта» Людмила Залимская подчеркнула, что Россия готова к международной кооперации в сфере бэкенда

Операционный директор CGN UK Роберт Дэвис полагает, что для выхода на масштабное строительство блоков необходимо стандартизировать проекты и сооружать парки, а не отдельные станции: это стабилизирует и даже снизит капзатраты. Технический директор Eletrobras Eletronuclear Леонам Гимарайнш добавил в перечень условий решение проблемы с ОЯТ и РАО. К сожалению, глобальной атомной индустрии еще далеко до стандартизации. Возможно, виной тому нежелание местных властей полагаться на стороннее мнение в разработке технологий и вопросах безопасности, говорит Леонам Гимарайнш.

Лучший друг атомной энергетики — Илон Маск, драйвер развития электромобилей, пошутил Роберт Дэвис. Но в этой шутке есть доля правды: электрификация транспорта означает обязательное наличие в системе источников базовой генерации, то есть АЭС.

Директор проекта Fennovoima Минна Форстрем считает, что для повышения общественной приемлемости нужно перестать постоянно говорить о безопасности — рано или поздно это вызовет подозрения. Леонам Гимарайнш согласен: говорить о безопасности нужно меньше, а больше — о преимуществах, которые дает атом, например о ядерной медицине. «Нас самих не нужно убеждать, что реакторы поколения III+ безопасны, но это все же должно выходить за пределы отрасли»,— возразил Кирилл Комаров. Он также отметил прогресс WNA в последние годы: раньше это был привилегированный клуб, члены которого раз в год собирались и обсуждали технологические достижения, теперь информация о компаниях и ассоциации известна широкой аудитории.

Цель поднять долю АЭС в энергобалансе до 25% — сложная, но достижимая. «Нужно будет увеличить ежегодный ввод мощностей в три или четыре раза, но основной вызов не в производственной деятельности, а в том, чтобы гарантировать политическую поддержку»,— заключила Агнета Ризинг.

ПОНИЗИЛИ ПРОГНОЗЫ
По традиции к каждому второму симпозиуму WNA выпускает доклад по ядерному топливу. Прогноз на 2017–2035 годы представили сопредседатели профильной рабочей группы WNA — президент корпорации Tenam (структура «Техснабэкспорта») Флетчер Ньютон и менеджер по закупкам Vattenfall Фредрик Лейонхуфвуд. WNA ожидает, что суммарная установленная мощность АЭС в 2035 году составит 482 ГВт по базовому и 625 ГВт по оптимистичному сценарию. По сравнению с предыдущим отчетом прогнозы понизились: на 15% в оптимистичном и 10% в базовом. Некоторые АЭС в США закрылись по экономическим причинам раньше, чем предполагалось два года назад, а строительство новых идет не такими темпами, как ожидалось; есть задержки на стройках в Китае, изменились планы в Южной Корее, перезапуск японских реакторов идет медленно. Сказались и такие макрофакторы, как понижение прогнозов спроса на электроэнергию, рост конкуренции с газовыми станциями и ВИЭ, либерализация рынков электроэнергии, противодействие политиков, трудности, с которыми столкнулись проекты по строительству реакторов поколения III. Тем не менее атомные мощности продолжат расти до 2035 года (согласно оптимистичному и базовому сценариям): установленная мощность АЭС в мире увеличится на 70 и 35% соответственно — темпы роста выше, чем за последние 20 лет. Главной точкой роста будет Китай: там общая мощность АЭС взлетит с нынешних 37 ГВт до 141 ГВт в 2035 году (по базовому сценарию). По пессимистичному — мировая мощность немного снизится. Соответствующие коррективы внесли и в прогнозы потребности в уране. Базовый сценарий предполагает рост спроса на уран на 44%, оптимистичный — на 88%, пессимистичный — снижение на 12,5%. Разведанных запасов вполне достаточно, чтобы удовлетворить потребности в уране до 2035 года. Хотя базовый сценарий предполагает, что после 2023 года избыток урана на рынке начнет сокращаться.