Как прошел день директора

В «Росатоме» прошел первый день директора — диалоги руководства с сотрудниками в новом формате теперь будут чередоваться с уже привычными днями информирования. Корреспондент «СР» побывал на Большой Ордынке и выяснил: изменения претерпела только форма, но не содержание.

Кафедру на сцене сменили пять кресел — это было первое отличие, бросившееся в глаза. Об остальных рассказал гендиректор «Росатома» Алексей Лихачев. Проходивший в феврале день информирования, с прямой трансляцией, участники оценили положительно, но высказали такое пожелание: разговаривать более открыто, в товарищеском ключе. И сохранить охват всей повестки «генерального разговора» с отраслью. «Повестка в принципе будет та же самая,— расставил точки над «и» Алексей Лихачев.— Но те вопросы, которые нас волнуют, попробуем обсудить в двустороннем формате». К разговору присоединились первые заместители гендиректора: Александр Локшин, Николай Соломон, Иван Каменских и Кирилл Комаров, и в этом еще одно отличие от дня информирования.

Сверили повестку
После небольшой вводной перешли к делу. Главный вывод по итогам первых месяцев года: ситуация проще не становится. Укрепление рубля не на руку российским экспортерам, недружественное отношение к России сохраняется. Несмотря на возобновление роста экономики, остаются внутренние вызовы, большинство из них связано с оптимизацией бюджетной политики, отметил гендиректор. Начало нового политического цикла ставит перед «Росатомом» новый вызов (см. «Атомная отрасль переходит на цифру», «СР» №21, май). Некоторые долгосрочные программы формируются уже сейчас, например, недавно утверждена программа «Цифровая экономика». Чтобы ответить на этот вызов, отрасли важно придерживаться трех пунктов: безусловное и точное исполнение всех решений, развитие компетенций, расширение продуктового предложения предприятий. «У нас достаточно интеллектуального, технологического, финансового и политического ресурса, чтобы принять активнейшее участие во всей этой повестке»,— уверен Алексей Лихачев. Что касается результатов «Росатома», есть хорошие новости: свободный денежный поток в первом квартале оказался чуть выше ожиданий. Однако этот факт омрачает наметившаяся в апреле тенденция к снижению выручки. Впрочем, положительных событий в последние месяцы хватало. Гендиректор выделил сокращение простоя шестого блока Нововоронежской АЭС почти на месяц. ТВЭЛ заключил в Китае контракт на поставку топлива и комплектующих на 1,08 млрд долларов, U1 выиграла тендер на поставку урана в Бразилию. Дан старт проекту «Пакш-2», а на Белорусской АЭС завершен монтаж ядерного острова. С гордостью Алексей Лихачев констатировал, что ЯОК стал лидером в программе «Цифровая экономика», причем не только в отрасли, но и в стране в целом. Затем Алексей Лихачев тезисно прошелся по ключевым задачам этого года в сфере строительства: физпуск четвертого энергоблока Ростовской АЭС, выход на этапы пролива на первом блоке Белорусской АЭС и на седьмом Нововоронежской, включение в сеть «Тяньваня-3», в этом месяце — полномасштабная заливка первого бетона на третьем блоке АЭС «Куданкулам». Также запланировано завершить лицензионную кампанию в Турции, необходимо заложить все основы для получения лицензии на строительство АЭС «Ханхикиви». Крайне амбициозные задачи, подчеркнул гендиректор. На фоне роста объема работы необходимо уделять повышенное внимание безопасности. Гендиректор госкорпорации поручил рассмотреть возможность принятия самых жестких дисциплинарных мер, вплоть до увольнения, в отношении тех, кто нарушает даже кажущиеся незначительными правила техники безопасности.

Время первых
После вступительного слова Алексей Лихачев передал микрофон Ивану Каменских, руководителю дирекции по ЯОКу. Тот вкратце рассказал об исполнении ГОЗа на май и о планах госкорпорации в рамках цифровизации экономики. Описал ситуацию в «Атомфлоте»: проект «Портофлот» движется очень хорошо, а вот в сооружении ледоколов — задержка на два года. Операционный директор «Росатома» Александр Локшин с недавних пор еще и владелец продукта АЭС. По его словам, для выполнения контрактных обязательств «Росатома» в срок и в рамках бюджета, а еще лучше — с сокращением и того и другого, необходимо перейти к серийному строительству и прежде всего зафиксировать типовые технологические решения. «Есть понятие «блок- аналог»,— говорит Александр Локшин.— У нас будет два таких аналога — новые блоки на НВАЭС и ЛАЭС». Проблема в том, что проектировщик до конкурсных процедур не знает, какое конкретно оборудование закладывать в проект. «В результате аналог может отличаться от того, что мы увидим на площадке, кардинально»,—  разводит руками операционный директор. Стоит чаще прибегать к серийной закупке оборудования — идее уже года два, но реализовывали ее точечно.

Кадровые решения
Для реализации задач в сфере управления продуктом АЭС Александр Локшин решил создать проектный офис. Возглавит его Дмитрий Парамонов, до этого заместитель гендиректора по стратегии и науке в «Атомэнергопроекте». Екатерина Ляхова, ранее директор по управлению инвестициями и операционной эффективностью, назначена директором по экономике «Росатома». Это новый пост, она будет подчиняться непосредственно гендиректору

Можно и нужно привлекать специалистов по ПСР, налаживать информационный обмен между площадками. «Если что-то пошло не так на одной, тут же информация передается на все остальные и учитывается»,— пояснил Александр Локшин. В заключение он уточнил, что под продуктом АЭС подразумевается не только АЭС-2006, но и перспективные проекты, которые будут востребованы через 10–15 лет,—  прежде всего, «Прорыв», станции малой и средней мощности. «Я предполагаю создать что-то похожее на НТС: площадку, на которой каждый может высказать идею для обсуждения»,—  добавил Александр Локшин. Руководитель блока по развитию и международному бизнесу Кирилл Комаров сосредоточился в своем выступлении на проекте «Горизонт» (см. «СР» №16 и 18) и, в частности, рассказал, какие вопросы предстоит проработать за лето. Во-первых, необходимо продумать, как организовать научную составляющую отрасли. Сейчас есть институты, которые интегрированы в дивизионы,— например ВНИИНМ и «ЦНИИТмаш»; есть институты, имеющие значительный объем внешних заказов; есть НИИ, которым трудно самостоятельно обеспечивать свою деятельность, в том числе из-за содержания экспериментальной базы,— тот же НИИАР.

Фото: "Страна Росатом"

Фото: «Страна Росатом»

Все они, хотя и работают по разным моделям, имеют одну и ту же цель — получать прибыль, посетовал Кирилл Комаров. Во-вторых, предстоит проработать пилотные проекты по переводу дочерних компаний «Атомэнергомаша» и АРМЗ в статус филиалов с целью снижения транзакционных издержек. В-третьих, предстоит оценить, насколько оптимальна сегодня организационная структура отрасли в части ЯТЦ и бэкенда с учетом новых требований рынка. Кирилл Комаров подчеркнул: «Нет желания слить все в одну компанию, у нас одна компания уже есть — называется «Росатом». Важно, чтобы трансформация сопровождалась функциональной настройкой бизнеса. Николай Соломон, главный финансовый директор, рассказал, каким образом эти изменения отразятся в картах КПЭ. Он также напомнил, что в 2017 году появился новый ключевой показатель — снижение оборачиваемости запасов. И на простом примере объяснил: снижение оборачиваемости на один день дает 1 млрд рублей экономии. Резервы по этому направлению оцениваются в 80 млрд рублей. Еще одна статья — незавершенное строительство, за счет управления этой категорией можно сэкономить еще 90 млрд рублей.

Далее