Каракури спешит на помощь

Как первые результаты программы «Развитие инженерного мышления. Каракури» влияют на культуру бережливого производства, рассказывает руководитель программ обучения ПСР Академии «Росатома» Тимофей Ермаков.

Текст: Анастасия Филиппова /Фото: Академия «Росатома»

— Каракури — это ведь куклы. Какое отношение они имеют к современному инженерному мышлению?

— Да, в XVIII–XIX века в Японии так называли механические игрушки, которые удивляли зевак тем, что двигались без помощи человека. Одна из наиболее популярных кукол, к примеру, подавала чай на подносе. В наше время слово приобрело новое значение: каракури называют механические устройства для оптимизации производственной площадки, работа которых основана на законах физики, простейшей механики. При этом такие устройства просты в использовании, изготавливаются подручными средствами из недорогих материалов и позволяют облегчить труд, улучшить логистику рабочих мест, повысить производительность и качество продукции, сэкономить на электричестве.

— Как и когда курс по каракури появился в Академии «Росатома»?

— Такие устройства начали использовать в Японии в 1990-е годы. В 2007-м малую механизацию производства стала внедрять у себя Toyota, ее опыт мы и переняли, когда были там на стажировке в октябре 2017 года. Мы оценили возможности каракури, решили, что эта практика может быть полезна в атомной отрасли. И как показали результаты, не ошиблись: каракури нашли применение и на участке добычи урана, и в офисе, и даже в центральном зале реакторного цеха атомной станции.

Японская механическая кукла, подающая гостям чай

Японская механическая кукла, подающая гостям чай

Цель программы, которую предлагает пройти академия, — ​мотивировать сотрудников предприятий создавать такие устройства. Конечно, специалисты «Рос­атома» и так владеют теоретической базой, но на двухдневном обучении мы помогаем применить знания на практике. Участникам предлагается найти решение технической задачи — спроектировать и изготовить конструкцию с использованием базовых механизмов. Специалисты возвращаются в свои организации, работают над собственным проектом по оптимизации по принципу каракури. Методическую поддержку они получают от нас на всех стадиях: от появления идеи до внедрения.

— Когда стартовала программа и каковы результаты? Как к ней отнеслись на предприятиях?

— Первый набор был в ноябре 2017 года. С тех пор в программе приняли участие 84 сотрудника с 27 ПСР-предприятий. Они внесли 95 предложений по оптимизации с помощью каракури. На сегодня 42 устройства введены в эксплуатацию, и мы рассчитываем на внедрение еще 20.

Вот несколько примеров. Специалист «ЗиО-Подольска» Сергей Гаврилов сократил время доставки заготовок из одного цеха в другой с 20 до 1 минуты. Для его каракури-транспортера понадобился рычаг, трос, противовес, пружина и другие простые элементы. А сотрудник УЭХК Эдуард Избицкий предложил ускорить утомительный процесс слива масла из механического вакуумного насоса течеискателя с помощью подъемной платформы. Все эти незамысловатые решения помогают ликвидировать потери, устранить лишние движения, особенно на тяжелых работах.

Обучение проводится на базе Академии «Росатома» в Москве, но несколько предприятий уже изъявили желание открыть у себя классы каракури. А некоторые — например «Хиагда» и АЭХК — и вовсе организовали внутренний конкурс по идеям малой механизации. Все это позволяет нам быть уверенными, что запуск программы прошел успешно.

— Какие планы по развитию этой программы на нынешний год?

— Обучение продолжится. В прошлом году мы сосредоточились на ПСР-предприятиях, дальше программа переходит в открытый формат. Каракури уже заинтересовались организации вне контура «Росатома», например региональные центры компетенций в сфере повышения производительности труда.

Свои силы уже попробовала команда с Ямала, в которую вошли представители администрации, медицинских, спортивных и культурных учреждений. Мы уверены, что программа по каракури может быть интересна абсолютно всем, так как она помогает перезагрузить мозг после рутинных процессов, включить нестандартное мышление, начать изобретать и искать новые пути решения привычных задач.

ЛИЧНЫЙ ОПЫТ

Андрей Фоминых

Прессовщик, РФЯЦ-ВНИИТФ

— С детства отец приучил меня, что все всегда можно улучшить. Он сам  совершенствовал все. Сделал санки с колесами, коловорот из титана, ножи к нему разного диаметра сверления и пр.

Мои предложения по улучшению касаются моей работы — для соблюдения техники безопасности, для улучшения и ускорения циклов обработки. Например, чтобы при прессовании перегретый материал не вытекал, я придумал заглушки для технологических отверстий. В 2017 году начали изготовление изделий из нового, трудноперерабатываемого материала, я предложил изменения в технологии, придумал дополнительные ограждения в печах. После термостабилизации тоже были проблемы при извлечении заготовок из печей. Пришлось сделать крючки-удлинители.

Всегда есть способ улучшить что-то. Главное, чтобы у человека был к этому интерес.

 

Далее