«Меня ничего не пугало»

Евгению Соколову 29 лет, из них пять с лишним он в «Росатоме». Почему мечтал работать именно в атомной отрасли, по каким соображениям прошлым летом чуть было не покинул ее и почему остался, он рассказал в интервью «СР». Надеемся, его опыт будет полезен тем сотрудникам, которые чувствуют, что засиделись на одном месте, и хотят расти дальше.

Текст: Виктория Волошина / Фото: Академия «Росатома»

— Вы окончили МГСУ. Как выбирали вуз, будущую профессию?

— Строительство — работа, где быстро виден результат, мне это нравится. К тому же я всегда увлекался архитектурой. И в МГСУ хотел поступать на архитектурный факультет — занимался графикой, рисунком, ходил на подготовительные курсы. Но так вышло, что заболел, курсы не окончил. Подумал, пересмотрел перечень факультетов — и выбрал теплоэнергетический.

— Не разочаровались?

— Нет, было интересно учиться, особенно на старших курсах, когда началась специализация. После курса лекций по атомной энергетике я подумал, что было бы любопытно пройти практику на атомной станции. Устроиться на стажировку оказалось непросто: у меня не было опыта работы в энергетике, а на АЭС высокие требования к квалификации сотрудников. Но у меня тогда даже какой-то азарт появился: хочу работать в атомной отрасли и все тут. В итоге, сменив после вуза несколько компаний, чтобы получить необходимый для резюме опыт работы, попал в «Атомэнергопроект».

— Вы упорный.

— Жена говорит, что я всегда достигаю целей, которые себе ставлю. И это ей во мне очень нравится. Так что не хотел ее разочаровывать.

— Что пугало на новом месте работы?

— Да ничего особо не пугало. Коллектив принял замечательно, мне помогали на первых порах. Я сразу начал выпускать документацию, делать расчеты, чертежи. Спустя пару месяцев уже поехал на станцию — смотреть, что там по моим чертежам строят. Первые годы, пока нарабатывал опыт, было все очень интересно.

— А потом?

— Потом захотелось расти дальше. Немного надоело заниматься одним и тем же. Почувствовал себя в тупике.

— А чем одним и тем же вы занимались?

— Трубопроводы на АЭС крепятся на опоры. Под эти опоры нужны металлические конструкции, которые крепятся к несущим элементам станции. Эти конструкции я и рассчитывал. Они все, конечно, разные, но базовые элементы одни и те же. Мне же хотелось большего разнообразия в работе.

— Вы перешли на работу в головной офис «Росатома», проработав в «Атомэнергопроекте» пять лет. Как добились того, чтобы вас заметили?

— Сначала я хотел найти новую работу внутри дивизиона. Но у меня слишком узкая специализация, на своей позиции я не мог получить другого опыта. Что же мне, увольняться, чтобы потом, набравшись опыта, вернуться? Меня это не устраивало. Я решил принимать участие в конкурсах профессионального мастерства — проверить себя. И после участия в WorldSkills Hi-Tech — 2017, где занял второе место в номинации «Инженерное проектирование», понял, что мои знания и навыки не такие уж узкие. И когда увидел интересную вакансию в дирекции ЯОКа на корпоративном портале «Росатома», моментально на нее откликнулся. Меня пригласили на собеседование.


«ЖЕНА ГОВОРИТ, ЧТО Я ВСЕГДА ДОСТИГАЮ ЦЕЛЕЙ, КОТОРЫЕ ПЕРЕД СОБОЙ СТАВЛЮ. И ЭТО ЕЙ ВО МНЕ ОЧЕНЬ НРАВИТСЯ»/strong>


— Чем вас привлекла эта вакансия?

— На старом месте работы я отвечал только за проектную часть, а здесь, как ведущий специалист управления строительства объектов ЯОКа, отвечаю за все: от заключения контракта до ввода объекта в эксплуатацию. Как идет строительство, как проходит финансирование, формируются бюджеты…

— На новом месте вы работаете с августа. Какие впечатления?

— Как в любой крупной компании, в госкорпорации большой документооборот, который идет параллельно с основной деятельностью, что отнимает время и силы. Это из минусов. Плюс — очень много нового узнаю и по строительной тематике, и шире. В командировки часто езжу. Коллектив очень дружелюбный и понимающий.

— Вас не смущало, что работа в ЯОК требует ограничений?

— Мы с женой подумали: ничего в этом страшного нет. В России множество красивых, интересных мест, которые хочется увидеть своими глазами. К тому же на членов семьи ограничение не накладывается, поэтому они смогут увидеть в два раза больше: и в России, и за границей.

— Что для вас важно в карьере? Должность, зарплата, признание коллег?

— Сложный вопрос. Все вместе, наверное. Но главное, я не хотел бы лет в сорок осознать, что годами изо дня в день занимался одним и тем же, перестав развиваться. Чтобы приобрести опыт, нужно чем-то рисковать. А чтобы себя мотивировать, формируешь цели: хочу больше зарплату, больше интересных знакомств, хочу больше увидеть и больше узнать.

— Конкурсы профессионального мастерства можно назвать карьерным лифтом?

— Для меня они им и стали. Но главное — они дают понимание, что работа может быть другой. В прошлом году, например, конкурс WorldSkills был рассчитан на проверку универсальности участников. Надо было решить задачи по разным направлениям, от архитектуры до водоснабжения и канализации, то есть сделать проект целиком. Чем больше сделаешь, тем больше у тебя баллов. А в этом году сделали упор на работу в команде. Это отдельный опыт, когда с помощью коллег на мозговом штурме вдруг находишь новые интересные решения, которые раньше не приходили в голову. Думаю, на руководящей работе этот опыт очень пригодится.

ДОСЬЕ
Евгений Соколов родился в Москве в 1989 году. В 2012-м окончил МГСУ. Участник отраслевого чемпионата AtomSkills — 2017 (4-е место) и национального чемпионата WorldSkillds Hi-Tech — 2017 в компетенции «Инженерное проектирование» (2-е место в балльном зачете). Призер программы «Признание» за 2017 год (2-е место в номинации «Лучший проектировщик» за четвертый квартал и по итогам года).

— Вы сталкивались с какими-то трудностями, когда хотелось все бросить и уйти?

— У каждого, наверное, бывают такие трудности. Но я рад, что нашел возможности для развития в атомной отрасли.

— Абстрагируясь от «Росатома», какой вы представляете себе команду мечты?

— С ходу не скажу. Мне бы хотелось работать в команде, где ничто не ограничивает творческое начало. Команда мечты — это люди, с которыми чувствуешь себя комфортно, вместе находишь решение сложных задач.

— Думали, кем хотите стать через 10–20 лет? Может, руководителем корпорации?

— Через 20 лет — вполне возможно. А в ближайшие 5–10 лет хотел бы стать руководителем какого-нибудь направления. Может, даже никак не связанного с моей нынешней деятельностью. Я полностью готов взяться за что-то новое.

— Как жена относится к вашим карьерным устремлениям? Ведь наверняка мало времени остается на семью.

— Жена меня поддерживает. Тем более что семью я не забываю. Вообще, я сторонник того, что лучше эффективно работать в рабочее время, чем засиживаться за полночь. Конечно, когда есть срочная задача — другое дело. Бывало, неделями домой возвращался ближе к полуночи и на выходных работал. Но постоянно в таком графике я бы работать не хотел. Каждый вечер после работы я с радостью бегу домой, потому что там жена и дочка, которой в августе исполнилось два года.