Настольная книга уранодобытчика

Россию, долгое время замыкавшую тройку лидеров по запасам урана, формально, лишь на 1 %, обошла Ка­нада — свидетельствует новый выпуск Красной книги, совместного издания ОЭСР и МАГАТЭ. Какие еще изме­нения отмечены в отрасли, «СР» рассказывает эксперт Uranium One Александр Бойцов, который уже почти четверть века представляет Россию в Объединенной урановой группе этих организаций.

Условное название выходящего раз в два года отчета о мировых запасах урана, добыче и спро­се настораживает: почему кни­га — Красная? Оказывается, не потому, что уран — по ана­логии с растениями и животны­ми — редкий или исчезающий вид. (Хотя уран, как и любое другое полезное ископаемое, не бесконечен, он довольно ши­роко распространен в земной коре.) Просто до конца про­шлого века у изданий облож­ка была красного цвета, что со­ответствовало корпоративному стилю ОЭСР. Впоследствии и то и другое изменилось, а назва­ние осталось.

Первый отчет был издан в 1965 году: с этого момента на­чалась системная оценка миро­вых запасов урана. И по сей день Красная книга — единствен­ный официальный сборник дан­ных о сырьевой базе, добыче и потребности в уране по стра­нам. Это уникальный источ­ник информации. Консалтинго­вые и энергетические компании пользуются им, чтобы состав­лять прогнозы по рынку, игроки в сфере производства — чтобы иметь представление о запасах разных стран, в частности для приобретения активов.

Как составляется

В основе книги — официальные доклады стран, составленные по специальному вопроснику. Секретариат урановой группы при этом не вправе вносить кор­рективы в суть доклада. Запасы оцениваются по разным мето­дикам. Например, на террито­рии бывшего СССР до сих пор пользуются советскими стандар­тами. А западные страны ори­ентируются на свои. Впрочем, уже есть согласованный подход к гармонизации стандартов.

Запасы разбиты на четы­ре ценовые категории по себе­стоимости добычи: до 40 дол­ларов за килограмм, до 80, до 130 и до 260. Нижняя грани­ца, по мнению вице-председате­ля урановой группы Александра Бойцова, теряет актуальность: таких запасов уже почти нигде нет, кроме Канады и Казахста­на, да и там остатки.

Фото: Cameco

Ресурсы нужно оценить не только по стоимости, но и указать способ добычи и переработки руды, геологиче­ский тип месторождения и т. д. Страны — новички в урановой геологоразведке, испытываю­щие затруднения, могут обра­титься за помощью в секре­тариат. Например, Александр Бойцов консультировал секре­тариат при составлении отчета по Танзании, где у Uranium One месторождение Мкуджу-Ривер. Погрешности в оценках если и есть, то, как правило, незна­чительные и на общей картине не сказываются.

На изменение структуры и ко­личества запасов урана влияет либо их погашение — если до­быча ведется, либо открытие но­вых месторождений, либо пере­оценка имеющихся, например под новый метод добычи. Та же Uranium One в Танзании изна­чально планировала использо­вать открытый способ, затем решила применить для части за­пасов скважинное подземное выщелачивание (СПВ). Но чаще переоценка сырьевой базы вы­звана доразведкой либо пере­счетом запасов по другим кон­дициям — показателям, при которых добыча будет рента­бельна.

Страны в деталях

Итак, пробежимся по новой книге: Россия сместилась на чет­вертую позицию по запасам ура­на, уступив 1 % Канаде. Первое и второе места остались без из­менений: Австралия, за ней Ка­захстан.

Канада, Китай и США про­должали инвестировать в гео­логоразведку, несмотря на де­прессивный урановый рынок. Россия же в это направление практически не вкладывалась. «У нас геологоразведка боль­шинства месторождений в зоне действующих и планируемых рудников завершена, и россий­ская атомная энергетика, в об­щем-то, обеспечена ураном на ближайшую перспективу с учетом и отечественного про­изводства, и особенно производ­ства U1 в Казахстане. А на сред­не- и долгосрочную перспективу у «Росатома» есть проекты в Танзании и США, на отдален­ную перспективу — Элькон в Якутии, — поясняет Александр Бойцов. — Вместе с тем в струк­туре российской сырьевой базы урана преобладают запасы вы­соких стоимостных категорий, и перед Минприроды и Росне­драми стоит задача открыть но­вые высокорентабельные место­рождения».

Основной прирост мировых запасов за два года обеспечили Гренландия, Китай и Казахстан. По Гренландии данные опубли­кованы впервые, хотя информа­ция о том, что там есть месторо­ждение урана, давно не секрет.

Примечательно также, что Ав­стралия, которая классифици­руется в Красной книге по высо­ким стоимостным категориям, воздерживается от оценки себе­стоимости своих запасов. Дело в том, что уран на гигантском месторождении Олимпик-Дам получают попутно с медью и зо­лотом. Объемы добычи урана в этом случае зависят не от по­требностей атомной энергети­ки, а скорее от ситуации на рын­ке базовых металлов.

ИЗДЕРЖКИ СПОТОВОГО РЫНКА

В конце 2016 года котировки урана на спотовом рынке сни­зились до рекордного уровня — 18,75 доллара за фунт. По мнению Александра Бойцова, падение было связано не с фундамен­тальными факторами, а скорее с тем, что в конце года отдельные мелкие компании избавлялись от излишков. «Объемы неболь­шие, но лихорадит весь рынок. Вот такие издержки спотового рынка», — комментирует он.

 

Наметилась новая тенден­ция: Китай становится все бо­лее открытым, предоставляет больше данных по урану, кон­статирует Александр Бойцов. Кстати, СССР данные по за­пасам и добыче не публико­вал вообще. Только после эпо­хального доклада в 1991 году о сырьевой базе Советского Союза на техническом коми­тете МАГАТЭ мы стали регу­лярно предоставлять инфор­мацию и участвовать в работе урановой группы. Любопыт­но, что США поступили наобо­рот, отмечает Александр Бой­цов: в середине 1980‑х годов перестали показывать ресурсы части месторождений, а в по­следнем отчете дисконтирова­ли ресурсную базу. Сейчас, судя по Красной книге, на США при­ходится 2 % мировых запасов, а наш собеседник на основании исторических данных по добы­че и той информации, которую США раскрывали до середины 1980-х, оценивает этот показа­тель как минимум втрое выше.

Фундаментальный анализ

В сфере производства ура­на ситуация такова: после па­дения в 2014 году на 6 % добы­ча в 2015 году восстановилась, а в 2016 году начался рост (во многом благодаря новому руднику Сигар-Лейк в Канаде). В этом сегменте лидерство проч­но удерживает Казахстан: добы­ча урана там выросла в шесть раз за 10 лет, констатирует Алек­сандр Бойцов. Он также обраща­ет внимание на увеличение до­бычи методом СПВ — в 3,8 раза за 10 лет (за счет того же Казах­стана). СПВ доминирует, хотя прежде в Красной книге оно от­носилось к нетрадиционным способам.

АЛЕКСАНДР БОЙЦОВ: «РОССИЙСКАЯ АТОМ­НАЯ ЭНЕРГЕТИКА ОБЕСПЕЧЕНА УРАНОМ НА БЛИЖАЙШУЮ ПЕР­СПЕКТИВУ С УЧЕТОМ И ОТЕЧЕСТВЕННОГО ПРО­ИЗВОДСТВА, И ОСОБЕН­НО ПРОИЗВОДСТВА U1 В КАЗАХСТАНЕ»

Общие запасы урана по срав­нению с изданием 2014 года незначительно выросли. При­рост этого показателя за шесть лет более внушительный — 21 %. Но в запасах с низкой се­бестоимостью добычи другой тренд: за шесть лет эта катего­рия сократилась почти вдвое. Как следствие, их доля в об­щем балансе уменьшилась с по­чти 60 до 30 %. «Дешевый уран кончается. Этот тренд просле­живается совершенно отчетли­во, — резюмировал Александр Бойцов. — Вторичные источни­ки есть, но они конечны. Ме­сторождения урана с низкой се­бестоимостью исчерпываются, новых не появляется. Значит, нехватка будет восполняться более дорогими источниками. Но чтобы запускать более доро­гую добычу, цена на рынке дол­жна быть адекватной».

Это интересно
В составе Объединенной урановой группы Александр Бой­цов объездил практически все значимые месторождения мира. С «СР» он поделился самыми интересными наблюде­ниями. Опыт Бразилии, по его словам, примечателен в части пе­реработки руды: «Месторождения там по геологии очень схожи с украинскими. Но в Бразилии оперативно работают кучным выщелачиванием: формируют небольшие штабели, быстро выщелачивают уран, убирают, формируют новые». Также Александр Бойцов отмечает рудники в ЮАР, с ко­торых, можно сказать, начиналась урановая промышлен­ность: «Это очень глубокие шахты — 1,5 – 2 км, такие же, как в бывшей ГДР. Шахты до сих пор работают за счет того, что уран там добывается попутно с золотом. Уникальные условия добычи». На месторождениях Канады руды сверхбогатые. Их вы­буривают и делают пульпу, раствор, который и поднимают на поверхность. «Руда настолько богатая, более 20 % урана, что насос ее не способен транспортировать наверх. И ка­надцы должны разбавлять богатую руду бедной, чтобы под­нять, — рассказывает Александр Бойцов. — Мы-то думаем, как обогатить, а они еще и перед переработкой на заво­де разбавляют в четыре раза пустой породой, чтобы легко было перерабатывать гидрометаллургическим способом!» Но ничто не может сравниться с добычей урана в Ка­захстане бесконтактным, самым экономичным и экологи­чески чистым методом — СПВ. В двух словах: в недра за­качивают выщелачивающие кислотные растворы, чтобы растворить урановые минералы, полученные таким обра­зом продуктивные растворы выкачивают на поверхность для переработки. «На площадке вы в лучшем случае замети­те оголовки скважин и трубопроводы, — говорит Александр Бойцов. — Это поистине уникальная технология, которая была разработана независимо в СССР и США в середине 1960‑х годов».