«Один бриш», или Жизнь засекреченного человека

14 мая исполнилось 100 лет со дня рождения почетного научного руководителя ВНИИА, участника атомного проекта, Героя Соцтруда Аркадия Бриша.

Аркадий Бриш родился в Минске. После окончания физмата Белорусского госуниверситета работал в Институте химии АН БССР. Война перекроила планы молодого ученого. Он стал разведчиком в партизанском отряде, не раз оказывался на краю гибели. «Я из поколения людей, прошедших Великую Отечественную войну, воевавших на фронте и работавших в тылу, и я понимаю, что такой народ не может сгинуть, — говорил Аркадий Бриш. — Именно тогда я познал глубину истинной дружбы, надежность людей, чистые взаимоотношения». За боевые заслуги его наградили медалью «Партизану Отечественной войны» I степени, орденами Красной Звезды и Отечественной войны II степени.

КОНТЕКСТ
К 100-летию со дня рождения Аркадия Бриша ВНИИА им. Духова выпустил книгу «Жизнь с весной в сердце». В ней собраны документы и выступления, статьи и доклады ученого, его воспоминания и рассказы коллег. С этим изданием можно ознакомиться на сайте института www.vniia.ru, в разделе «Об институте». Под таким же названием в мае в институте проходит выставка о жизни и деятельности Аркадия Бриша.

После освобождения Белоруссии в 1944 году Аркадия Бриша направили в Москву, в рентгеновскую лабораторию Института машиноведения. Ее руководитель Вениамин Цукерман предложил присоединиться к разработке атомной бомбы. «Участвовать в подобном деле — все равно что воевать на стороне республиканской Испании против фашистов Франко. Я престал бы уважать себя, если бы отказался от вашего предложения» — такой ответ дал Аркадий Бриш. В 1947 году в числе других специалистов Института машиноведения его перевели в КБ-11 (ныне РФЯЦ-ВНИИЭФ). «Каждый день рядом с помещением, где я работал, проводились взрывы — шла отработка системы автоматики ядерного заряда, — рассказывал Аркадий Бриш. — Опыта, конечно, никакого у меня не было, но я его набирался быстро. И Цукерман вскоре уже начал со мной консультироваться, а потом со мной начал советоваться и главный конструктор КБ-11 Юлий Борисович Харитон, и его заместитель Яков Борисович Зельдович». В конструкторском бюро Аркадий Бриш занимался разработкой электродетонаторов и системы возбуждения детонации атомного заряда. Начал с измерения давления в детонационной волне. В 1948 году выяснилось, что из-за высокой электропроводности скорость движения продуктов взрыва процентов на двадцать меньше, чем рассчитали. Так было открыто явление высокой электропроводности продуктов взрыва конденсированных взрывчатых веществ и электропроводности диэлектриков при действии сильных ударных волн. Это явление окрестили «эффектом Бриша».

ИЗ ВОСПОМИНАНИЙ
Герман Смирнов
Главный конструктор ВНИИА в 1997 – 2015 годы
— Нельзя не отметить широту его научных интересов и оригинальность взглядов, поддержку новых идей и направленийоборонной техники, воспитание когорты талантливых и очень разных руководителей и специалистов института, стиль и методы работы — всего того, что образует научную школу истинного ученого-оружейника, разработчика-философа, доктора технических наук, профессора, заслуженного деятеля науки и техники Аркадия Бриша… Нельзя не восхищаться его энергией и целеустремленностью, стойкостью и мужеством в трудных ситуациях, его увлеченностью, богатством крылатых выражений и изощренностью ума, неподдельным интересом ко всем проявлениям бытия и человеческой мудростью — всем тем, что определяет высокое звание учителя.

Крупным успехом Аркадия Бриша в атомном проекте было создание новой автоматики подрыва заряда. Дело в том, что первые нейтронные источники помещали в плутониевую взрывчатку, но мощность взрыва получалась небольшой. Было предложено устанавливать внешний нейтронный источник. В эту идею поначалу никто не верил — считалось, что такая конструкция будет громоздкой и потому непригодной для ядерных боеприпасов. Также ряд институтов АН СССР заявили, что современное развитие научно-производственной и компонентной базы не позволяет решить подобную задачу. Но Аркадий Бриш придумал, как сделать компактный источник. Благодаря ему энерговыделение ядерного взрыва с прежним количеством делящихся веществ возросло более чем в 1,5 раза.

В 1955 году Аркадия Бриша перевели в Москву, в филиал № 1 КБ-11 (сейчас ВНИИА). Там он начал как заместитель главного конструктора, а в 1964 году стал главным конструктором. На этом посту проработал 33 года.

За вклад в создание ядерного оружия доктор технических наук, профессор Аркадий Бриш был удостоен множества ведомственных и госнаград. Но сам он говорил: «Награды — не главное. Я больше горжусь тем, что был знаком с Харитоном, Зельдовичем, Курчатовым, Славским. Это были люди высоких моральных принципов и великого интеллекта».
По словам современников, Аркадия Бриша отличала колоссальная работоспособность и целеустремленность. В Сарове ввели шуточную единицу деловой активности — «один бриш».

АРКАДИЙ БРИШ: «МНЕ ВСЕГДА ХОТЕЛОСЬ ЖИВОГО И БОЛЬШОГО ДЕЛА… МНЕ ОТ БОГА ДАНО ЧУВСТВО НЕОБЫЧАЙНОЙ УВЛЕЧЕННОСТИ, И Я НЕ ТОЛЬКО САМ УВЛЕКАЮСЬ, НО И ДРУГИХ ЗАРАЖАЮ СВОЕЙ УВЛЕЧЕННОСТЬЮ»

Но это была недостижимая величина, поэтому при описании своей активности коллеги Бриша использовали «миллибриши» и «микробриши».

Аркадий Бриш относился к специалистам, имена которых в силу секретности работ не всегда становятся известными. Однако с 1997 по 2016 год он развернул общественную деятельность. Работы Аркадия Бриша известны и за границей — в ядерных национальных лабораториях США, Великобритании, Франции, Китая. Он пользовался авторитетом среди зарубежных коллег, публика его обожала. Выступал перед научной общественностью, молодежью, журналистами, рассказывал о создании отечественного ядерного оружия. «Мне всегда хотелось живого и большого дела, которому можно было бы отдаться полностью, — говорил о своей работе Аркадий Бриш. — Мне от бога дано чувство необычайной увлеченности, и я не только сам увлекаюсь, но и других заражаю своей увлеченностью». Аркадий Бриш ушел из жизни 19 марта 2016 года. Похоронен на Федеральном военном мемориальном кладбище.