Пересмотреть отношения

Россия хочет вывести отношения с Европейской организацией ядерных исследований (ЦЕРН) на новый уровень: в конце 2017 года Минобрнауки решило отозвать заявку на ассоциированное членство в организации и стать специальным партнером. «Лаб. СР» разбиралась, какие перспективы это откроет перед российской наукой.

Соглашение о сотрудничестве с ЦЕРН было подписано СССР в 1967 году, а в 1993 году правительство России подписало новое. Так Россия получила статус наблюдателя. По словам Григория Трубникова, заместителя министра образования и науки РФ, это помогло сохранить и упрочить наше лидерство в области физики высоких энергий. Россия участвовала в проектах ЦЕРН, в том числе в строительстве БАКа и экспериментах на нем. Но с 2019 года статус наблюдателя упраздняется, поэтому в 2012 году Россия подала заявку на ассоциированное членство. А в марте 2018 года отозвала — об этом сообщило швейцарское издание Arcinfo. У журналистов оказалось письмо министра образования и науки Ольги Васильевой в ЦЕРН. Пресс-служба Минобрнауки заявила, что сотрудничество прерывать никто не собирается.

Дело не в политике и международной обстановке, как могло показаться, а в обязанностях и ограничениях, которые накладывает статус. Ассоциированный член выплачивает ежегодный взнос (для России — 10–11 млрд долларов), но не имеет права голоса в совете ЦЕРН, который определяет, на что эти деньги будут потрачены. Вовсе не обязательно, что они вернутся в Россию в виде заказов и контрактов, как сейчас. Голос есть только у представителей стран — полноправных членов. Их граждане могут быть штатными сотрудниками центра. Представители страны-наблюдателя присутствуют на заседаниях совета ЦЕРН и получают документы совета, но не участвуют в принятии решений. Кроме России статус наблюдателя имеет Япония, США, Индия, Канада и ряд других стран.

В интервью новостному порталу «Индикатор» Григорий Трубников рассказал, что Россия платит ЦЕРН порядка 8,3 млн долларов в год — с тем условием, что две трети идут на обеспечение деятельности российских ученых, работающих в проектах организации. Часть взноса возвращается в Россию в виде контрактов на оборудование, которое Россия поставляет в ЦЕРН.

«Такая схема для нас адекватна и правильна, — говорит Григорий Трубников. — Она загружает высокотехнологичными разработками и заказами нашу науку и позволяет нам играть роль полноправных партнеров экспериментальных коллабораций на БАКе. Некоторые государства могут участвовать в ЦЕРН на особых правах».

Высокоэнергетические планы

Статус ассоциированного члена, по словам Григория Трубникова, России просто невыгоден. Новое соглашение о специальном партнерстве позволит получить новое качество сотрудничества. Во-первых, ЦЕРН планирует модернизировать свои установки и строить новые, и Россия сможет принимать участие в экспериментах, несмотря на упразднение статуса наблюдателя. Во-вторых, сам ЦЕРН заинтересовалась участием в наших научных мегапроектах, поскольку российские разработки помогут развитию ее собственных. Григорий Трубников подчеркнул, что это вообще первый случай в истории, когда ЦЕРН захотела участвовать в разработках страны-партнера.

Проект соглашения рассматривается в МИДе, и Минобрнауки надеется, что до конца года его удастся подписать. В документах перечислены проекты ЦЕРН, в которых собирается участвовать Россия, и российские проекты, в которых хочет участвовать ЦЕРН.

КСТАТИ
Проекты ЦЕРН способствуют не только получению фундаментальных знаний, но и развитию промышленности. Разработанные в рамках научных проектов технологии используются в энергетике, медицине и природоохранной сфере. В ЦЕРН была создана система распределенных вычислений Grid. На протяжении многих лет организация вносит значительный вклад в инновации в медицинских науках. Плодотворно сотрудничает с компаниями, выпускающими диагностическое оборудование, здесь прежде всего востребованы достижения в области сверхточных детекторов, способных фиксировать даже единичные элементарные частицы. Кроме того, в ЦЕРН разработаны методики терапии онкологических заболеваний с использованием пучков ускоренных заряженных частиц.

Во-первых, Россия планирует продолжать модернизацию Большого адронного коллайдера и его детекторов ATLAS, CSM, ALICE и LHCb. Цель — увеличение мощности и светимости коллайдера. Координирует работу российских институтов Курчатовский институт. Александр Петров, начальник отдела управления по международной деятельности Курчатовского института, считает, что этот проект укрепляет российский потенциал в области фундаментальных исследований и в будущем позволит создать сектор разработок, обладающий технологической базой мирового уровня.

Во-вторых, Россия хочет участвовать в проектировании высокоэнергетических коллайдеров: Компактного линейного коллайдера (CLIC) и Будущего циклического коллайдера (FCC). Кроме того, сообщает интернет-издание N+1, российские ученые указали в проекте соглашения нейтринные эксперименты, изучение антиматерии с использованием антипротонных замедлителей, а также опыты на установке для разделения изотопов ISOLDE и cпектрометре нейтронов NToF.

В свою очередь, ЦЕРН собирается присоединиться к экспериментам на многих крупных научных установках в России. Это ИССИ‑4 — синхротронный источник нового поколения (Курчатовский институт, Протвино), NICA — коллайдер протонов и тяжелых ионов (ОИЯИ, Дубна), «Супер-чарм-тау-фабрика» — электрон-позитронный коллайдер (ИЯФ СО РАН, Новосибирск). Последняя установка особенно важна для ЦЕРН: на ней можно провести эксперименты, необходимые для строительства Будущего циклического коллайдера.

Александр Петров подчеркивает, что Россия заинтересована в сотрудничестве с ЦЕРН. ЦЕРН — это изучение значимых проблем физики элементарных частиц, уникальное экспериментальное оборудование и современные ускорительные и компьютерные технологии, которые важны для создания крупной исследовательской инфраструктуры в России.