Петр Лавренюк: «Нам предстоит серьезный экзамен»

Старший вице-президент по научно-технической деятельности, технологии и качеству ТВЭЛ рассказал о том, как создавалось топливо «ТВС-квадрат» и какие возможности сегодня есть у российской атомной отрасли по выходу на новые рынки реакторов западного дизайна.

Когда и как появилась идея создания топлива «ТВС-квадрат»?

— В начале 2000-х годов мы осознали, что у многих операторов реакторов западного дизайна есть интерес к привлечению новых поставщиков ядерного топлива — помимо Westinghouse и Areva. Евгений Адамов, в то время руководитель атомной отрасли, поручил ТВЭЛ рассмотреть возможность выхода на этот рынок. Конечно, были и скептики, которые сомневались в целесообразности и перспективах проекта, были трудности с финансированием, но все это не остановило начатую нами работу.

— Какие предприятия были вовлечены в разработку?

— Главным конструктором «ТВС-квадрата» было определено ОКБМ им. Африкантова. За разработку материалов и конструкции тепловыделяющего элемента отвечал ВНИИНМ. Также были привлечены Курчатовский институт, ФЭИ и другие организации отрасли. Большую роль в экспериментальной оценке вариантов конструкции топлива играл Новосибирский завод химконцентратов. Оригинальные идеи по технологии изготовления направляющих каналов смог предложить Чепецкий механический завод. Должен сказать, что благодаря работе над этим проектом все участники процесса очень серьезно повысили свои компетенции.

— Насколько технически сложно было разрабатывать такое топливо?

— Мы обладали всеми необходимыми научными, конструкторскими и производственными мощностями для того, чтобы начать такую работу. Но было сложно. Ведь наше топливо должно было быть совместимо с тем, которое уже эксплуатировалось в реакторах за рубежом. Достаточной информации для того, чтобы быстро сделать такую сборку, у нас не было, поэтому нам потребовалось определенное время. К 2007 году мы провели необходимые расчеты, стендовые эксперименты и исследования разных элементов топлива в исследовательских реакторах и поняли, что способны предложить рынку свой продукт. В 2008 году у нас началась тесная работа с компанией Vattenfall (Швеция), который предоставил нам необходимую для завершения разработки информацию. Процесс квалификации ТВЭЛ как поставщика топлива занял более двух лет. Считаю, что с учетом консерватизма атомной отрасли это очень короткий срок. Шведский заказчик был очень пристрастен и полностью погружен во все детали нашей работы. Рассматривались методики проектирования, результаты экспериментального обоснования, проводился тщательный анализ документов и расчетов. Особое внимание шведы обращали на соблюдение экологических стандартов. Для них это очень чувствительная тема.

В 2011 году шведские партнеры убедились, что наш продукт соответствует их требованиям, и приняли решение работать с нами. На тот момент топливо им поставляли Westinghouse и Areva. Но шведы хотели диверсифицировать поставки и повысить безопасность и эффективность своих атомных станций. Шведы очень прагматичный народ. У них вопрос экономики стоит во главе угла.

— Переговоры с ними были непростыми?

— Я не могу сказать, что они были такими уж сложными. Мы понимали свои возможности, «примерили» их требования на себя и договорились. В 2011 году мы подписали контракт на поставку пилотной партии сборок. Но поставку осуществили только в 2014 году.

— Почему такая задержка?

— Много времени ушло на бумаги и проверки, а также получение одобрения надзорного органа Швеции. Время требовалось и на квалификацию процесса изготовления и производство пилотной партии. Были и другие нюансы. Повторюсь, атомная отрасль довольно консервативная по срокам, никто не торопится и не рискует.

В 2019 году пилотные сборки выгрузят, затем будут проведены послереакторные исследования и анализ, насколько реальные характеристики соответствуют проектным. Результаты будут представлены в надзорный орган.

— Уже можно сказать, будут ли какие-то изменения в конструкции «ТВС-квадрата»?

— Мы изначально поставили себе задачу не ошибиться нигде. Нам сразу сказали, что нужно сделать топливо, способное работать на повышенной мощности. Поэтому, когда речь пошла о коммерческих поставках, топливо уже удовлетворяло требованиям заказчика. В процессе проектирования в конструкцию были внесены незначительные изменения.

— Контракт на коммерческую поставку «ТВС-квадрата» стал для «Росатома» одним из самых знаковых событий 2016 года. Легко ли было выйти на его подписание?

— Сами шведские партнеры предложили подписать контракт. Важно отметить, что это контракт с отложенным решением. Поставки начнутся в 2021 году. Дело в том, что для шведов сегодня контрактоваться выгоднее с учетом нынешних цен. Было несколько сложных раундов переговоров. Но в итоге нам удалось прийти к общему знаменателю.

 

Чем «ТВС-квадрат» лучше топлива конкурентов?

— Наше топливо отличается от топлива Westinghouse и Areva по целому ряду параметров: это конструкционные материалы, дистанционирующие решетки, подходы к изготовлению. Мы стремимся делать такое топливо, чтобы у операторов не было проблем с точки зрения работы органов регулирования. Нам удалось сделать так, что даже после пяти лет эксплуатации наше топливо сохраняет свою геометрию, несмотря на то, что находится в очень жестких условиях. При разработке «ТВС-квадрата» мы использовали опыт производства топлива для реакторов ВВЭР. Важный момент — выгорание топлива. Сегодня мы достигли по этому показателю более 60 МВт·сут./кгU при безопасной и надежной эксплуатации нашего топлива.

«В 2011 ГОДУ ШВЕДСКИЕ ПАРТНЕРЫ ПРИНЯЛИ РЕШЕНИЕ РАБОТАТЬ С НАМИ. НА ТОТ МОМЕНТ ТОПЛИВО ИМ ПОСТАВ­ЛЯЛИ WESTINGHOUSE И AREVA. НО ШВЕДЫ ХОТЕЛИ ДИВЕРСИФИЦИ­РОВАТЬ ПОСТАВКИ И ПО­ВЫСИТЬ БЕЗОПАСНОСТЬ И ЭФФЕКТИВНОСТЬ СВОИХ АЭС»

— «ТВС-квадрат» дешевле?

— Мне сложно это сказать. Мы не знаем цену на топливо того же Westinghouse. Шведские партнеры тоже по понятным причинам нам ее не скажут. Так что можно ориентироваться только на какие-то оценки. Я считаю, что наша цена является привлекательной. Мы все время работаем над снижением себестоимости за счет повышения эффективности и сокращения издержек.

— Как идет работа по продвижению «ТВС-квадрата» в США?

— Без сбоев. Там все очень четко регламентировано. Это уже не просто проект Топливной компании «ТВЭЛ». Это проект всего «Росатома». Опытная эксплуатация предусматривает поставку четырех-восьми сборок. Если все пройдет как запланировано, то производство топлива будет локализовано в США.

— Почему было принято решение о локализации? У американцев есть возможность производить такое топливо?

— Решение принято во многом из-за логистики. Атомная отрасль в США работает как хорошо отлаженный механизм. На заводах ничего не лежит. Поставлять из России — везти через океан. Это долго. Сбоев быть не должно. Поэтому вопрос о локализации обсуждался с самого начала. Другой вопрос — чей уран использовать? Будем строить переговоры так, чтобы использовался наш уран.

— Производство российского топлива в США предусматривает передачу технологии?

— Сегодня все можно регламентировать, договориться о том, какого плана лицензия будет предоставлена нашим партнерам. Авторские права будут защищены. Мощности для размещения производства у них есть. Конечно, их придется немного адаптировать и добавить наше оборудование. В первую очередь это стенд сборки пучка твэлов и готовой ТВС. А все, что касается переработки обогащенного урана, который приходит на завод, изготовления таблеток, то здесь будет использоваться только имеющееся оборудование. Кстати, мы договорились поделиться результатами работы в Швеции с нашими американскими партнерами. Считаем, что это упростит лицензирование и выход на опытную эксплуатацию. Американские партнеры очень заинтересованы в сотрудничестве с нами. Ведь у них на рынке один Westinghouse, который диктует свои правила игры. Наша задача — подтвердить, что мы можем работать на этом рынке. Американцы тоже народ прагматичный.

— Кто сегодня помимо Швеции и США проявляет интерес к «ТВС-квадрату»?

— Интерес есть в Европе. Но никто не хочет раньше времени публично об этом говорить, пока нет конкретных договоренностей. Поэтому для нас очень важно показать хороший результат по этим двум проектам. Китай является очень интересным рынком, учитывая ту программу развития атомной энергетики, которая там реализуется. Но у них есть правило опираться на собственные силы.

Тем не менее вы проводили оценки по рынку «ТВС-квадрата»?

— Оценка сделана, цели поставлены, главное теперь — достичь этих целей. Мы не можем ограничиться топливом для двух-трех блоков. Еще раз повторюсь: нужно выйти на коммерческие поставки. «Росатом» в области продвижения «ТВС-квадрата» поставил перед нами амбициозные задачи. Но помимо бизнеса есть политика. Наша задача — убедить партнеров, что наш продукт надежен, имеет хорошие технические характеристики и цену. Рынок большой. Но мы понимаем, что никто из конкурентов нам его просто так сдавать не будет. Большая часть этих реакторов находится в США. Работа на рынке ядерного топлива США для нас новая и сложная. Именно поэтому мы создали такой серьезный альянс в партнерстве с компанией Global Nuclear Fuel — Americas, которая имеет весомый голос на этом рынке. Многие операторы по всему миру смелее начнут взаимодействовать с нами после того, как мы пройдем лицензирование в США. Так что нам предстоит сдать серьезный экзамен, и я уверен, что мы его выдержим.

Далее