ПСР прошла клинические испытания

Очереди в регистратуру, многочасовое ожидание приема, суматош­ный поиск кабинета по этажам… Знакомая картина? Оказывается, потери времени в поликлинике можно свести к минимуму с помо­щью инструментов ПСР. Опыт «Росатома» в оптимизации производ­ственных потоков пригодился муниципальным лечебным учрежде­ниям. «СР» узнала подробности.

О том, что ПСР вышла за пределы атом­ной отрасли, сотрудники госкорпора­ции узнали на днях информирования. «Сергей Обозов получил от руководства страны поручение заняться оптимизаци­ей соцсферы. С этим заданием он успеш­но справляется», — сообщил гендиректор «Росатома» Алексей Лихачев.

В конце 2016 — начале 2017 года в Ярославской и Калининградской обла­стях, а также в Севастополе Министер­ство здравоохранения запустило проект «Бережливая поликлиника». Для обкатки нововведений в каждом регионе отобра­ли две поликлиники — взрослую и дет­скую. Эксперты «Росатома» предложили новый подход к организации труда ме­дицинского персонала и использованию рабочего пространства. В апреле нача­лось тиражирование этого опыта на дру­гие медучреждения — этим занимается уже сам Минздрав и администрации ре­гионов.

Болевые точки медицины

В каждой поликлинике начали с изуче­ния болевых точек: провели анкети­рование пациентов, опросили врачей и другой медперсонал, с секундомера­ми измерили длительность всех процес­сов. Например, в Калининграде в дет­ской поликлинике № 6 маме с ребенком потребовалось 7,5 часа, чтобы полу­чить результаты анализов. А в ярослав­ской поликлинике на простейшую про­цедуру — сдачу крови — люди тратили по 40 минут, в то время как стандарт — 10 – 15 минут.

Рецепты, предложенные специали­стами Производственной системы «Рос­атом», типовые — электронная оче­редь, компьютеризация поликлиник и т. д. Ускорить работу регистратуры мо­жет колл-центр, чтобы сотрудники зани­мались посетителями и не отвлекались на звонки. Можно сделать запись на при­ем удаленной, через онлайн-систему. В ней же будет отражаться информация о статусе медуслуги — готовы ли анали­зы, например.

Другой аспект — маршрутизация и на­вигация. Можно выдавать информаци­онные путевые карты, где подробно рас­писывается маршрут человеку, который пришел, допустим, на диспансеризацию. Таблички с указателями, цветовые линии навигации помогут ориентироваться по­сетителям, а клинике — направлять по­токи людей и разделять очереди, прежде всего — больных и здоровых, они не дол­жны пересекаться.

Таким образом, проект основан на трех китах: логистике, организации пациентопотока и временных стандар­тах процедур. Все процессы подчинили правилам «5С», известным каждому пэ­эсэрщику: убери лишнее, разложи все по местам, приведи в максимальную го­товность, стандартизируй и совершен­ствуй.

Как это было

На пилотные проекты выделили шесть команд. «Я бросил туда отраслевой «спецназ» из московского офиса, — рас­сказывает директор по развитию ПСР Сергей Обозов. — Каждая региональ­ная бригада состоит из четырех человек: двое во взрослой поликлинике и двое в детской». Вспоминая начало работы, он отмечает: «Времени дали очень мало. Мы приступили фактически в середи­не октября. Образец нужно было сделать до 1 апреля, чтобы потом начать тиражи­рование».

Проекты на бумаге составили все­го за два дня, но их воплощение — дело куда менее быстрое. Весь процесс ви­зуализировали — стандартная практика для ПСР-предприятий: текущее состоя­ние, проблемы, целевое состояние, пред­ложения.

«В каждой поликлинике мы взяли пять потоков, один из них должен обязательно стать образ­цовым. Первый проект делали в режиме марш-броска — за два- три дня. Потом на его базе учи­ли группы по другим потокам, — описывает технологию Сергей Обозов. — В итоге первый поток идет чуть впереди, а четыре под­тягиваются за ним».

Результатом Сергей Обозов доволен: «У меня ребята дав­но так не работали. Очень хоро­шая разминка. Сейчас на заво­ды вернемся, так же будет. Это не только помощь поликлини­кам, но и хорошая тренировка для застоявшегося «спецназа». И у нас материала уже собра­лось на книгу».

Перспективы

В конце марта сообщалось, что Рязанская область и Вели­кий Новгород подключаются к проекту «Бережливая поли­клиника». Предполагается, что до 2022 года проект охватит все поликлиники страны.

Как рассказал Сергей Обозов, наблюдательный совет «Росато­ма» одобрил применение опы­та ПСР в проектах, инициируе­мых федеральными органами исполнительной власти. По его словам, вице-премьер РФ и член наблюдательного совета госкор­порации Юрий Трутнев тоже за­интересовался ПСР — для пла­нирования ТОР на Дальнем Востоке и программы «Дальне­восточный гектар».

ТОР предполагает создание новых производств, все про­екты нужно синхронизиро­вать, и в этом поможет методи­ка визуализации ПСР. «Можно планировку сделать по нашей методике, чтобы сразу произво­дительность была видна и пото­ки правильно выстраивались, — объясняет Сергей Обозов. — Мы можем составить график ме­роприятий, на котором будут фиксироваться все отклоне­ния. Можно вместо многочасо­вых совещаний работать толь­ко по отклонениям, тем самым увеличить в 5 – 10 раз скорость принятия решений».

Кроме того, на территории опережающего развития на­верняка будут строить произ­водства, а значит, все ПСР-про­екты в сооружении тоже будут там востребованы, заключает Сергей Обозов.

КОММЕНТАРИЙ

Сергей Обозов

Директор по развитию ПСР, «Росатом»

— Когда мы зашли в ярославскую взрослую поликлинику, я понял: сейчас утонем. Зрелище непри­глядное: коридор, метров шесть­десят, забит людьми, которые воз­мущаются и ругаются. Главврача спрашиваю: «Где самая страшная головная боль, где вы просто не знаете, что делать?» Она гово­рит: «Забор крови». Наши спецы сразу туда. Замерили текущее со­стояние, посмотрели, кто перегру­жен, кто недозагружен, передви­жение двух медсестер по кабинету и т. д. Переставили столы, сделали обычный заводской конвейер: пациент зашел, медсестра перчат­ки надела, кровь взяла, перчатки выбросила. Дистанция — 0,5 – 1 м, в несколько раз меньше, чем рань­ше. Увидели, что потоки пересе­каются: пациенты на входе друг с другом сталкиваются. В стене прорубили еще одну дверь — для выхода. Нагрузку тоже перераспре­делили: выделили человека, кото­рый только заполняет документы. Сразу в 1,5 раза увеличилась производительность. Потом еще посмотрели и подключили третью медсестру — увеличили проходи­мость в 2,5 раза. Очереди не стало. Для всех это было настоящее чудо. Сейчас таких чудес — 30 сюжетов в трех регионах и шести поликли­никах. Очень надеемся, что так будет по всей России. Многие ре­гионы хотят приобщиться к этому опыту. Хочется верить, что рвение искреннее.

Далее