Пять советов первокурсникам

«Чтобы быть незаменимым, надо постоянно меняться» — эта мысль стала лейтмотивом лекции главы «Росатома», прочитанной первокурсникам МИФИ. Впрочем, напомнил он, есть профессиональные качества, которые остаются неизменными во все времена. Тем, кто на лекцию не попал или только думает о поступлении в опорные вузы атомной отрасли, «СР» предлагает подборку советов от Алексея Лихачева.

Текст: Виктория Волошина / Фото: МИФИ

Совет первый — помнить о трех составляющих успеха в профессии атомщика.

Первая — базовые знания, специальное образование, которое можно получить в МИФИ и других опорных вузах «Росатома». Кстати, лекцию Алексея Лихачева слушали студенты не только в актовом зале МИФИ, но и в атомных вузах 11 российских городах — в режиме видеоконференции.

Вторая — экономическое мышление. По словам Лихачева, если отцы-основатели отрасли работали в формате «все для фронта, все для победы» и государство не жалело средств на атомный проект, то сегодня страна живет в рыночной экономике, «поэтому экономическое мышление, способность превратить идею не только в технически реализуемый, но и в экономически привлекательный проект — обязательное качество для специалистов вашего поколения».

Третья важная составляющая — коммуникативные способности. Сегодня нет технических проблем связаться с любым человеком в любом уголке мира. Но мало связаться — нужно найти с ним общий язык. И речь не только о том, что выпускники, желающие работать в «Росатоме», должны свободно говорить по-английски, но и о том, что во время учебы стоит овладеть навыками общения с людьми разных культур. Алексей Лихачев посоветовал обратить внимание на страны Юго-Восточной Азии, Ближнего Востока, Китай — именно с ними активно работают российские атомщики. А знание какого-либо из языков этих стран даст серьезное преимущество при устройстве на работу.

Совет второй — понять, как развивается отрасль.

В часовой лекции, конечно, невозможно рассказать о всех планах «Росатома». Алексей Лихачев назвал лишь несколько перспективных направлений, посоветовав первокурсникам приглядеться к ним. Помимо проектирования и строительства АЭС, это, во-первых, термоядерный синтез. «Росатом» участвует в международном проекте ИТЭР по созданию экспериментального термоядерного реактора, а завтра нынешние первокурсники, уверен Алексей Лихачев, будут разрабатывать коммерческие проекты использования термояда в энергетике.

Во-вторых, это новые материалы. Углеродные композиты в разы легче и прочнее любых металлов. А с учетом современных способов обработки и возможностей 3D-принтеров это направление особенно перспективно.

Еще один тренд — ядерная медицина. «Чума XXI века — онкология. Для пациентов с раком в мире ежегодно проводят 25 млн диагностических процедур, и треть из них обеспечена изотопами «Росатома», — сказал Алексей Лихачев. — Огромное поле деятельности — диагностика и лечение этой страшной болезни».

И наконец, цифровизация. Сегодня «Росатом» — ключевой центр компетенций цифровизации всей страны. Почему так сложилось? «В 1996 году наша страна подписала договор о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний, — поясняет Алексей Лихачев. — Для развития атомного оружия пришлось создавать для специальные программы, мощные компьютеры, вот мы и оказались на несколько шагов впереди других отраслей по готовности к цифровой трансформации».

Совет третий — следить за вакансиями «Росатома».

За последние три года «Росатом» взял на работу 2311 выпускников опорных вузов. «А в 2020–2022 годы нам потребуется уже без малого 4600 молодых специалистов», — привел цифры Алексей Лихачев. По прогнозам, в ближайшие годы в госкорпорации в пять раз резко возрастет потребность в специалистах по информационной безопасности. В математиках — в 2,5 раза, в химиках-технологах — в 2,5 раза. И конечно, в разы вырастет потребность в инженерах: в 2020-е годы «Росатом» планирует строить атомные энергоблоки десятками в год.

Алексей Лихачев принял участие в открытии памятника лауреату Нобелевской премии по физике Игорю Тамму. Это второй монумент из задуманной серии — год назад в МИФИ открыли памятник Николаю Басову.

Алексей Лихачев принял участие в открытии памятника лауреату Нобелевской премии по физике Игорю Тамму. Это второй монумент из задуманной серии — год назад в МИФИ открыли памятник Николаю Басову.

Совет четвертый — дружить с однокашниками.

Алексей Лихачев говорит, что свой первый учебный день в Горьковском госуниверситете помнит до минуты, хотя это и было 38 лет назад: «Многие однокурсники, с которыми я в тот день познакомился, стали моими друзьями и коллегами на всю жизнь. Желаю и вам того же».

Совет пятый — помните, что и авторитеты ошибаются.

Недавно, рассказывает Алексей Лихачев, Оксфордский университет опубликовал прогноз: 45% нынешних рабочих мест в течение следующих 10 лет исчезнут или будут максимально автоматизированы. Авторы исследования отмечают, что это не угрожает профессиям, требующих интуиции, связанным с творчеством, созданием нового. Прогноз кажется правдоподобным, считает Алексей Лихачев. Правда, бывает, что и авторитетные источники ошибаются. Так, специальный уполномоченный бюро патентов в США на рубеже XIX–XX веков писал: все, что может быть изобретено, уже изобрели. Жизнь этот прогноз опровергла. Журнал «Популярная механика» в 1949 году предрекал, что компьютеры будут весить не менее 1,5 т. Western Union в конце XIX века заявляла, что телефон имеет слишком много недостатков, чтобы всерьез рассматривать его как средство связи. Лорд Кельвин, физик и президент Королевского общества, тогда же писал, что полет аппарата тяжелее воздуха невозможен. А Билл Гейтс в середине1980-х предрекал, что компьютеру вполне хватит 640 Кб оперативной памяти.

Прошли годы — технологии изменились, и изменились непредсказуемо. «Я вам предлагаю не угадывать будущее, не верить авторитетам на слово, а самим делать это будущее таким, каким вы хотите его видеть», — закончил лекцию глава «Росатома».


В БЛИЖАЙШИЕ ГОДЫ В ГОСКОРПОРАЦИИ В ПЯТЬ РАЗ ВОЗРАСТЕТ ПОТРЕБНОСТЬ В СПЕЦИАЛИСТАХ ПО ИН‑ ФОРМАЦИОННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ. В МАТЕМАТИКАХ И ХИМИКАХ-ТЕХНОЛОГАХ — В 2,5 РАЗА. И КОНЕЧНО, В РАЗЫ ВЫРАСТЕТ ПОТРЕБНОСТЬ В ИНЖЕНЕРАХ


О термояде, малых реакторах и гендерном неравенстве

После лекции Алексей Лихачев ответил на вопросы студентов.

— Какие работы по термояду ведут сегодня в «Росатоме»?

Никита Кузьмин, первокурсник Института лазерных и плазменных технологий МИФИ

— В Сарове идут работы закрытого характера. Основное гражданское направление сегодня — участие «Росатома» в проекте ИТЭР во Франции. Вы учитесь в Институте лазерных и плазменных технологий. А в Сарове реализуется проект, связанный и с лазерной техникой. Не могу говорить о его оборонной составляющей, но с удовольствием наблюдал, как эти лазерные установки лупят по докучающим дронам и прочим беспилотникам. Фантастика в книге о гиперболоиде инженера Гарина становится реальностью.

— Каковы перспективы атомных станций малой мощности, насколько они востребованы в России и за рубежом?

Мария Малиновская, первокурсница Института ядерной энергетики и технической физики Нижегородского государственного технического университета им. Алексеева

— В мире серьезно растет спрос на источники небольшой мощности. Это связано с их мобильностью. Многим развивающимся странам, в частности островным государствам, не нужны мощные АЭС. Им нужна энергосистема, равномерно распределенная по всей территории страны, и у нас появился отдельный пакет заказов на станции средней и малой мощности.

Сегодня в России в стадии загрузки топлива находится уникальный проект плавучей АЭС. Крайне востребованный формат малой мобильной станции, которая может подплыть к тому или иному побережью и выполнить конкретную задачу, после чего ее можно заменить на другие источники энергии.

Кроме того, мы недавно заложили в программу развития атомной энергетики строительство АЭС малой мощности на территории России. Первым делом эти технологии пригодятся при развитии инфраструктуры Северного морского пути. Это крайне хрупкое арктическое пространство, где нельзя использовать углеводородные источники энергии.

— Есть ли возможность у женщин строить карьеру в «Росатоме» и на какие должности они могут претендовать?

Татьяна Никитина, первокурсница Томского Политехнического университета

— Конечно, определенное гендерное неравенство в компании существует. Когда идешь по НИИ, производствам, видишь много мужчин и женщин — примерно поровну. Но как только дело доходит до награждений и назначений — совсем другая картина, 95–97% представителей мужского пола. Это наша недоработка, надо эту ситуацию исправлять. Может, даже «женские» квоты придется ввести в управляющем звене. Так что делайте карьеру — я вам обещаю, что буду добиваться справедливости в этом вопросе.


ПРЯМАЯ РЕЧЬ

Анна Попова

Первокурсница Инженерно-физического института биомедицины МИФИ

— Я из Новотроицка. Еще несколько лет назад решила стать медицинским физиком. На мой взгляд, это перспективно и интересно — работать на стыке медицины, физики, химии, биологии. Мечтаю, чтобы наши изобретения помогли людям избавиться от многих тяжелых заболеваний. Думаю о работе в диагностическом центре или в научном, который исследует болезни на уровне межмолекулярного взаимодействия. Сколько хочу зарабатывать? От 50 тыс. и выше. Я выбрала специальность, которая есть далеко не во всех вузах, надеюсь, она будет востребована.

Олег Осинцев

Первокурсник Института интеллектуальных кибернетических систем МИФИ

— Я приехал из Новоуральска. Хочу быть разработчиком широкого профиля. О зарплате не думал пока — главное, чтобы нашлась интересная работа. Илон Маск, хотя и миллионер, работает по 20 часов в сутки. Говорит — потому что увлечен своими идеями. Я тоже мечтаю стать участником большого проекта, за которым следил бы весь мир. Желательно, конечно, чтобы проект был российским.

Далее