Рутений не наш

Эксперты поставили точку в истории вокруг рутения‑106: предприятия «Росатома» тут ни при чем, и на «Маяке» никаких инцидентов не было. Одна из наиболее вероятных причин повышения концентрации изотопа — падение космического объекта.

КОНТЕКСТ

В октябре во Франции зафиксировали повышенный уровень рутения‑106. В Германии выдвинули предположение, что источник находится в районе Урала. Затем вышел отчет МАГАТЭ с конкретным указанием концентраций рутения. Спустя месяц свой отчет опубликовал Росгидромет. Он спровоцировало новый виток слухов по поводу якобы имевшей место аварии на «Маяке».

Специалисты констатировали: источник возможной утечки рутения‑106 точно находится не на предприятиях атомной отрасли России. В «Росатоме» это заявили сразу, но после очередной информационной волны, спровоцированной Росгидрометом, глава госкорпорации Алексей Лихачев выступил с инициативой создать комиссию. Туда привлекли экспертов ИБРАЭ и ФМБА.

Члены комиссии согласились с МАГАТЭ: выброс рутения‑106 не может быть связан с деятельностью АЭС, поскольку там рутений‑106 как продукт деления присутствует в смеси с другими изотопами. С 29 ноября по 1 декабря эксперты провели проверку радиационной обстановки на «Маяке». Итоги были представлены на пресс-конференции 8 декабря. «Маяк» чист, сказал директор службы генерального инспектора «Росатома» Владимир Болтунов. «Не берусь судить, где был источник и как эти воздушные массы переносились. Но то, что это не имеет никакого отношения к «Маяку» и печи остекловывания, подтверждаю», — добавил главный специалист отдела радиационной, промышленной безопасности, охраны труда и окружающей среды службы генерального инспектора «Росатома» Вячеслав Усольцев.

Что исследовали

— Базы данных систем радиационного мониторинга «Маяка».

— Пробы грунта для определения поверхностных выпадений радионуклидов.

— Мощность дозы гамма-излучения и плотность потока бета-частиц в окрестностях населенных пунктов Аргаяш, Метлино, Новогорный, Худайбердинск.

Выводы

— Анализ контрольных проб не выявил наличия рутения‑106 (уровень загрязнения грунта рутением‑106 ниже минимально детектируемого).

— Мощность дозы гамма-излучения и плотность потока бета-частиц соответствуют естественному фону.

— Нарушений в работе системы радиационного мониторинга «Маяка» не обнаружено.

Что это значит

Гипотетический выброс на «Маяке» привел бы к более высокой концентрации рутения‑106 по сравнению с той, что зафиксировали лаборатории Европы и России. При этом рутений‑106 обнаружили бы в почве, но пробы чистые. Показания автоматизированных систем контроля технологических процессов и радиационных параметров на предприятии были бы в сотни тысяч раз выше. Мощность дозы гамма-излучения возросла бы в помещениях установок на несколько порядков, особенно в местах, где проходят вентиляционные трубы.

Автоматизированные системы радиационного контроля на рабочих местах персонала обязательно показали бы превышение контрольных уровней, сработала бы сигнализация, и информация об этих фактах была бы доступна большому количеству людей, работающих на предприятии. Скрыть такую ситуацию просто невозможно.

В рамках работы комиссии проведено обследование 250 сотрудников комбината, в том числе радиохимического завода. Все они прошли контроль на спектрометре излучения человека в октябре — ноябре 2017 года. И тоже никаких следов рутения‑106. Обследование проводили специалисты Южно-Уральского института биофизики ФМБА.

Так откуда рутений?

Объемные активности (концентрации), зарегистрированные в воздухе стран Европы, находились в диапазоне от десятков микробеккерелей на 1 м³ до десятков миллибеккерелей на 1 м³. Наибольшее значение, 145 мБк/ м³, было зарегистрировано 30 сентября в Бухаресте (Румыния).

Пока нет ответа на вопрос, с чем это может быть связано. Эксперты отмечают, что на территории Румынии находятся ядерные центры. «Есть ряд моментов, которые делают ситуацию нестандартной. Прежде всего то, что зафиксировали чистый рутений‑106. Если бы что-то произошло на печи остекловывания (на «Маяке». — «СР»), полетел бы не один рутений‑106, — говорит замглавы ИБРАЭ Рафаэль Арутюнян. — Поэтому первая наша гипотеза была, что это производство медицинских препаратов. Почему Румыния? Потому что там есть ядерный центр, который производит такие препараты. Но мы абсолютно доверяем коллегам из Европы, которые говорят о том, что у них все чисто».

В России рутений‑106 для медицинских целей получают путем облучения мишеней в высокопоточных ядерных реакторах с последующим выделением радиохимическими методами. Максимальная активность партий препарата не превышает нескольких десятков милликюри, а максимальная суммарная активность медицинского рутения-106, производимого в РФ в год, не превышает 1 Ки.

Еще один нюанс: объемная активность рутения‑106 (десятки микробеккерелей на 1 м³) на Южном Урале практически совпадает со значениями, измеренными в Европе. При этом между Южным Уралом и Восточной Европой нет участков с повышенным радиационным фоном. А они неизбежно образовались бы в районе источника выброса. Учитывая, что расстояние между ними — более 2,5 тыс. км, можно предположить наличие другого источника, который явился внешним по отношению к упомянутым территориям. Таким источником могло быть в том числе сгорание в атмосфере искусственного спутника, на борту которого находился источник рутения‑106 с высокой суммарной активностью. «Озвучивается космическая версия. Действительно, на спутниках используются источники с изотопами. Насколько мне известно, рутений там не использовался. Это не значит, что кому-то не могло прийти в голову его использовать: рутений для этого вполне пригоден, при этом у него относительно короткий период полураспада», — добавил Рафаэль Арутюнян.