«Сам себя учу»

Вот уже более полувека радиохимик ВНИИНМ им. Бочвара Владимир Волк изобретает новые способы переработки ОЯТ. 2 августа доктору технических наук, лауреату Государственной премии СССР, заслуженному работнику атомной промышленности РФ исполнилось 75 лет. «СР» узнала, почему он считает себя многодетным отцом и что называет интеллектуальной кристаллизацией.  

Текст: Светлана Зайцева

За последние 10 лет я с соавторами запатентовал 23 изобретения. Каждое для меня как ребенок. Считайте, что я многодетный отец. Мои профессиональные интересы касаются схем переработки облученного топлива. Как получается изобретать? Все начинается с размышлений о потенциальной технологической выгоде. Занимаюсь домашними делами, иду на работу или сижу на совещании — подспудно перебираю варианты решения задачи. Недавно, правда, этот процесс на время остановился: когда я смотрел чемпионат мира по футболу, забыл обо всем. Но такое бывает редко.

Для себя я этот процесс называю интеллектуальной кристаллизацией. Привычное состояние. Обычно размышление над проблемой продолжается несколько лет. А потом бац — оптимальное решение. Вроде как само по себе.

Я придумал нестандартную технологическую схему для переработки ОЯТ на Горно-химическом комбинате. Для аффинажной очистки в линиях урана и плутония исключил традиционные автономные экстракционные циклы: в линии плутония организовал аффинажный блок в основном уран-плутониевом цикле, в линии урана — кристаллизационное выделение и очистку шестиводного нитрата уранила.

Недостаточно определить условия протекания процесса, необходим еще и аппарат для его осуществления. Я разработал кристаллизатор, в котором непрерывный процесс кристаллизации и промывки кристаллов совмещался с периодической разгрузкой.

Для разгрузки необходимо расплавить кристаллическую фазу, но это сложно было сделать из-за ее низкой теплопроводности. Тогда появилась идея прогревать сам сборник, а в его нижней части сделать поворотный кран, открывающий все сечение. Оказалось, что достаточно расплавить тонкую пленку урановой соли, прилегающую к обечайке, открыть сечение и вся масса с грохотом проваливается в обогреваемый накопитель.

Когда я думаю о молодых ученых, становится грустно. 10 лет назад я пришел в Институт тонких химических технологий — читать курс лекций для магистров. Надеялся найти среди них будущих сотрудников для своего отдела. Из 70 студент, которых три года учил, мне приглянулся лишь один, да и тот оказался «зафрахтован» норвежским университетом. На остальных надежды не было. Только и думают, как начать свой бизнес, денег побольше получать. Зачем они пошли в магистратуру? Им вообще неважно, в какой сфере работать. Больше преподавать не хочу. Лучше буду у себя в институте с аспирантами заниматься.

Научная работа эффективна при соблюдении двух условий. Первое — интерес к тому, чем занимаешься, второе — постоянное пополнение знаний. Нельзя что-то узнать однажды и жить с этим знанием всю жизнь. Если хочешь делать новое, нужно все время учиться новому.

У кого учился я? У меня учителей не было. Сам себя учу. Только те знания, которые ты накопал сам, могут порождать что-то новое.