Сила атомного обаяния

Атомная промышленность — не исключительно мужская вотчина. У нас на предприятиях достаточно прекрасных дам, причем трудятся они на сложных и важных участках. Работа в международной корпорации, нацеленной на серьезную конкурентную борьбу, требует силы духа от каждого.

Накануне Международного женского дня мы задали женщинам разных профессий несколько вопросов. Легко ли им работать в атомной отрасли? Нужны ли особенные качества, чтобы строить карьеру в такой индустрии? Как складываются отношения с мужской частью коллектива? Наши респондентки ответили, что с мужчинами работать даже проще, что «Росатом» комфортный работодатель и что обаяние помогает внедрять ПСР.

Марина Харитонова_СНИИПМарина Харитонова
Заместитель начальника сборочного цеха 2300, СНИИП

— У меня мужская специальность — «автоматическая система управления летательных аппаратов». Вот уже 18 лет работаю в цехе по производству печатных плат и блоков для атомной отрасли. Например, блоки с нашими платами поставляются на Нововоронежскую АЭС.

В моем подчинении находится более 50 человек, в основном рабочие. Большинство из них мужчины. Сложностей в общении не возникает. Я просто веду себя как специалист-руководитель и помню, что нельзя быть хорошей для всех. Правда, собственным начальникам иногда приходится доказывать, что я, женщина, занимаю руководящую должность по праву. Думаю, у меня получается. Работа мне нравится, хорошие результаты вдохновляют. Только времени на хобби почти не остается, я люблю пейзажи крестиком вышивать — очень женское у меня хобби.

СерегинаЕлена Серегина
Руководитель направления ПСР в производстве, ОКБМ им. Африкантова

— Сложнее всего мне было работать несколько лет назад, когда приходилось убеждать людей в эффективности производственной системы. Я использовала разные подходы, к каждому сотруднику подбирала ключик. Линейному специалисту доказывала, что будет удобно работать лично ему, руководителю — что повысится эффективность подразделения. Конечно, здесь нельзя без женского обаяния. Кому-то нужно было улыбнуться, кого-то угостить конфетой. Как известно, наша сила — в нашей слабости.

Постоянно использую принципы ПСР у себя дома. Когда я готовлю, сама себя мотивирую и контролирую. Правда, инициатива ставить кружки в сушилку ручками направо, чтобы удобнее было их брать, не встретила понимания у домашних. Принципы ПСР пасуют пока и перед задачей научить дочку поддерживать порядок на рабочем столе.

Сорокина_АРМЗВера Сорокина
Главный бухгалтер, АРМЗ

— «Росатом» в целом и наш горнорудный дивизион в частности — весьма комфортный и лояльный работодатель для женщин. Может ли женщина стать во главе корпорации? Думаю, да. Почему нет? Есть множество примеров, когда женщины руководят далеко не женским бизнесом и направлениями деятельности. Так, Capital Group, одну из крупнейших девелоперских компаний, дилерскую группу «Рольф», Центробанк РФ давно возглавляют бизнесвумен. Важна ведь в первую очередь преданность своему делу, вера в успех, умение сформировать высокопрофессиональную команду, управленческие навыки. И не имеет значения, мужчина или женщина обладает этими качествами.

ФЭИ_МосковченкоИрина Московченко
Начальник лаборатории, ФЭИ

— Мне 27 лет, я работаю начальником лаборатории, которая занимается научным сопровождением эксплуатации Билибинской АЭС и первых двух энергоблоков Белоярской АЭС. В моем подчинении 21 человек, все высококлассные специалисты. Благодаря их многолетнему опыту я повышаю свои навыки и компетенции. А в свободное время люблю шить наряды для себя и семьи.

епифанова_энергомашспецстальНадежда Епифанова
Фрезеровщик, «Энергомашспецсталь»

— Когда поступала в ПТУ, в группе фрезеровщиков были свободные места. И я подумала: почему бы не пойти туда? У нас на курсе учились три девушки, до конца доучилась только я. И вот уже 16 лет работаю фрезеровщиком. За это время все чертежи выучила наизусть, детали могу по памяти на фрезерном станке обрабатывать. Работа у меня совсем не тяжелая, я бы сказала, творческая. Часто приходится изготавливать новые детали. Коллектив у нас в основном мужской, я единственная женщина в цехе. Мужчины заботятся обо мне как могут: помогают, шоколадки дарят. Менять работу не собираюсь — думаю, что просто не смогу без нее. Занимаюсь воспитанием сына, ему пять лет. Люблю выращивать цветы и шить.

Дубовицкая (1)Галина Дубовицкая
Гальваник, «ЗиО-Подольск»

— На нашем участке гальваники работают шесть человек — и все женщины. Хотя работа, честно говоря, мужская. Часто бывает физически тяжело. Детали перед гальванической обработкой обвязываются медной проволокой, мы обычно это делаем вручную, потом руки болят. Работаю так уже 26 лет. Всегда стараюсь выглядеть безупречно. Думаю, что выгляжу не хуже иных инженеров, а иногда и лучше. Некоторые ведь в 40 лет себя стариками чувствуют, а кто-то и в 60 молод. Люблю путешествовать. Автобус, поезд или самолет — неважно. Главное — куда-нибудь ехать, все равно на чем. Мой любимый город для путешествий — Прага. Надеюсь, поеду туда и в этом году.

Иванович (2)Юлия Иванович
Начальник группы надзора и контроля службы главного сварщика, НИИАР

— В «Росатоме» работать непросто, но очень интересно. У меня исследовательская работа, рутине в ней места нет. Постоянно узнаю что-то новое, импровизирую, экспериментирую. В последнее время занимаюсь документацией по сварке корпусов источников ионизирующего излучения. Тружусь в мужском коллективе, и мне это нравится. С мужчинами работать проще, чем с женщинами: они более уравновешенные, рассудительные, с ними легче решать технические вопросы.

После работы остается время на хобби. Я увлекаюсь садоводством. Самое тяжелое в этом деле — подготовить почву по весне, вскопать землю. Мне помогают сыновья. А я с удовольствием занимаюсь посадками. Кстати, техническое образование помогает оптимизировать пространство — разместить грядки правильно.


Никипелова
Президент ТВЭЛ

— Легко ли женщине работать в «Росатоме »?

— На международном рынке несложно: там не признают гендерных различий и общаются с тобой на равных. На уровне руководителей других дивизионов — нейтрально. Уровень ответственности за дивизион предполагает наличие определенных качеств, в том числе волевых, и к тебе относятся как к партнеру. На уровне руководителей предприятий сложнее. Все директора — очень сильные мужчины. При этом они мои подчиненные. Это для меня сложнее всего. Если по должности женщина занимает более высокое положение, это противоречит натуре мужчины. Когда мы с директорами находились на одном уровне, было прекрасно налажено взаимодействие. Никто не сомневался в моих возможностях и способностях решать те вопросы, за которые я тогда отвечала. Как только я стала президентом компании, все изменилось, приходится выстраивать отношения заново. Все-таки бэкграунд отрасли сугубо мужской.

— Остается время на семью, наряды и хобби?

— На хобби времени уже нет. Этим я пожертвовала. Мои хобби — рисование, музыка и здоровый образ жизни во всех его проявлениях: бег по утрам, занятия в тренажерном зале, семейные спортивные вылазки по выходным. Всем этим пришлось пожертвовать. Подбор нарядов сейчас уже не удовольствие, а часть работы. Это мой имидж. Семье тоже не получается уделять много времени. Но семья — такая же зона ответственности. Никто не должен страдать от того, что его жена, мама или бабушка вдруг стала президентом топливной компании. Какие-то обязанности на мне, как и раньше. Например, муж никогда не готовил и не ходил по магазинам. Все это я делаю сама. Конечно, времени на спокойное общение в удовольствие стало гораздо меньше. Например, за последние полгода мы с мужем только однажды выбрались в театр. Раньше мы это делали минимум раз в неделю. Сейчас так не получается. Мы покупаем билеты, а потом их кому-то дарим. Эта часть жизни пострадала, но я стараюсь придумать что-то, чтобы это исправить. Видимо, все равно придется искать помощницу по хозяйству и серьезную часть домашней работы переложить на нее, чтобы тот вечер, когда я оказываюсь дома, посвятить не готовке, а общению с родными.

— Кем вы хотели быть в детстве?

— Строителем. В школе я очень переживала, что к окончанию моей учебы все самое интересное уже построят. В то время строили БАМ. Мои родители занимались строительством шахт. Я так любила фильмы 1960-х, пронизанные романтикой, они во многом сформировали мою мечту. В 10-м классе я сообщила родителям о своем желании. Те были не в восторге. Папа сказал: «Моя дочь никогда не будет слушать мат на стройплощадке и месить грязь резиновыми сапогами». Он хотел, чтобы я стала преподавателем музыки. В четыре года меня отдали в музыкальную школу. В седьмом классе я ее окончила. До училища оставалось еще три года. Я занималась дома с педагогом. Папа меня видел преподавателем музыки, мама — просто хорошим человеком. Они взяли справочник абитуриента и стали его внимательно изучать. Было понятно, что ехать учиться надо либо в Москву, либо в Ленинград. Мама сказала, что если учиться в Питере, то только в медицинском институте. Но я не хотела быть врачом. Если Москва, то, по мнению мамы, надо было получать специальность «международная экономика». Это меня тоже не вдохновляло. Решено было ехать в Москву. В итоге я получила модную тогда специальность «экономическая кибернетика».

— Что для вас было сложным в карьере?

— Я начинала преподавателем политэкономии в вузе. Тогда это было крайне интересно, потому что происходила смена формации, мы прощались с социализмом и не понимали, куда идем дальше. Тот бэкграунд, который дал мне МГУ, очень пригодился. Мы хорошо разбирались в экономике развитых стран, социалистической экономике, понимали тенденции в мире. Знали все экономические теории, которые лежали в основе действий тех или иных правительств.

Спустя короткое время стали востребованы мои деловые качества: в 29 лет я стала бизнес-консультантом, а потом финансовым руководителем крупного издательского дома. Каких-то серьезных сложностей я не испытывала. Мое основное качество — ничего не бояться. Так меня учили с детства.

— Вы ничего не боитесь и поэтому возглавляете ТВЭЛ?

— Да, наверное, так. При этом я никогда не была одержима карьерой, ничего наперед не планировала. Работа меня всегда сама находила.

Далее