Содержательный разговор о закупках

На «Атомексе» традиционно обсуждали самые актуальные вопросы закупочной деятельности «Росатома» с поставщиками и госорганами. Но в этом году градус дискуссии повысился. В фокусе оказались такие сложные вопросы, как корректировка нормативной базы о закупках в связи с международной деятельностью «Росатома» и отменой торгов при внутрикорпоративных закупках, а также повышение надежности поставщиков.

В этом году по-новому спроектировали пространство форума: число перегородок и замкнутых помещений в Гостином Дворе свели до минимума, не стали отгораживать от выставочной зоны зал, где проходила пленарная сессия, — наглядная демонстрация открытости и прозрачности закупочной деятельности «Росатома».

Содержательная сторона обновилась более радикально: если раньше говорили о точечных изменениях в системе закупок, направленных на совершенствование системы, то в этом году госкорпорация выступила с предложениями о доработке законодательства. Перед «Росатомом» стоят новые вызовы: рост числа зарубежных заказов и увеличение доли международных проектов в портфеле «Росатома», обострение конкуренции в некоторых сегментах ядерного топливного цикла и, как следствие, необходимость повышения скорости принятия решений, а также развитие технологий, обещающих цифровую революцию. «Время быстрых перемен, быстрых трансформаций, особых вызовов заставляет нас внимательнее и требовательнее подойти к нормативной базе закупочной деятельности и ее реализации в «Росатоме», — сказал гендиректор госкорпорации Алексей Лихачев.

Международная деятельность

В портфеле зарубежных заказов «Росатома» — 34 блока в 19 странах мира, порядка 20 проектов находятся в активной фазе реализации. Остались в прошлом те времена, когда можно было прийти на территорию страны-новичка и начать там работать на базе российских стандартов и требований, теперь подходы унифицированы и глобализированы. Регуляторы активно обмениваются опытом друг с другом и сотрудничают с МАГАТЭ. За примером далеко ходить не надо: регулятор Саудовской Аравии — страны, которая пока не имеет атомной энергетики (только начался предварительный отбор поставщиков, участвовать в котором пригласили и «Росатом»), на старте своей работы едет к финскому регулятору STUK, который имеет репутацию одного из самых строгих, рассказал первый замглавы «Росатома», руководитель блока по развитию и международному бизнесу Кирилл Комаров.

Работа за рубежом — это работа по мировым стандартам. Но международные подходы к закупочной деятельности зачастую не так просто синхронизировать с российскими. Например, решение о строительстве второй очереди АЭС «Пакш» выдано ЕС с условием, что все контракты по этой станции будут распределяться по торговым процедурам, регламентируемым в Брюсселе. С учетом этого «Росатом» оказывается в непростой ситуации. «Как нам помирить жесткие требования закона о закупках № 223 и своих нормативов с этими внешними вызовами? Возможно ли изъятие наших зарубежных проектов из сферы регулирования 223-го закона, возможны ли специальные правительственные решения? Ответ на этот вопрос мы должны получить как можно скорее», — заявил Алексей Лихачев.

Представители госорганов, участвовавшие в дискуссии, «Росатом» поддержали. Замруководителя Федеральной антимонопольной службы РФ Рачик Петросян считает, что специфику деятельности госкорпорации за рубежом и требования международного права, безусловно, надо учитывать, и высказался за принятие соответствующих поправок в российское законодательство. Депутат Госдумы и координатор проекта Общероссийского народного фронта «За честные закупки» Антон Гетта отметил, что «главное — не мешать таким, как «Росатом».

Внутрикорпоративные сделки

Другой важный вопрос, который обсуждали на «Атомексе», — освобождение от необходимости проведения торгов при внутригрупповых сделках в рамках производственного цикла. Продукт формируется на разных предприятиях «Росатома», проходит по длинной производственной цепочке. «Мы годами выстраивали свои процессы, вкладывали деньги и в оборудование, и в подготовку кадров, чтобы за ворота «Росатома» выходил максимально готовый продукт для российского и международного рынка», — напомнил Алексей Лихачев. Однако российское законодательство требует организовывать взаимодействие предприятий при производстве оборудования с несколькими переделами через конкурсы. Учитывая, что в контуре «Росатома» около 400 юридических лиц, это условие как минимум удлиняет процесс изготовления продукта, что сказывается на конкурентоспособности. Поэтому логичным решением было бы исключить внутригрупповые закупки из области действия закона № 223. Власти прислушались: соответствующее предложение уже содержится в пакете поправок, который находится на финальном рассмотрении в Госдуме. «Если вы закупаете в рамках своей цепочки кооперации — да закупайте! Делайте это публично, будете сами нести ответственность за эффективность. Только не надо заниматься имитацией», — прокомментировал Рачик Петросян.

Работа с поставщиками

Еще один важный вызов — повышение надежности поставщиков. «Росатом» анализирует, как максимально застраховаться от срывов сроков, сбоев при выполнении ключевых заказов. Один из инструментов — выездной аудит поставщиков, необходимый для подтверждения способности организации уложиться в сроки и обеспечить требуемое качество. По словам Алексея Лихачева, по итогам этой работы будет составлен перечень квалифицированных поставщиков, так называемый белый список, — с ними «Росатом» заинтересован повысить уровень взаимодействия, обмениваться информацией о новых технологических решениях. Например, для госкорпорации актуальна закупка софта — готовится новая ИТ-стратегия отрасли, — и «Росатом» еще до объявления закупок хотел бы обсудить с потенциальными поставщиками продукции, какие тренды существуют в этой сфере.

НАЧНИ С СЕБЯ
Алексей Лихачев рассказал, что в рамках структурной реформы «Росатома» планируется изменить подход к организации закупочной деятельности. «Суть изменений: повышение профессионализма, создание службы профессиональных закупщиков и их мотивация, их оценка в первую очередь через призму достижения бизнес-целей предприятий наших дивизионов», — сообщил гендиректор. Для этого с 2018 года будут изменены ключевые показатели эффективности: будет учитываться не наличие или отсутствие нарушений в процедурах, а вклад в бизнес-процесс, обеспечение качества и своевременности исполнения обязательств по коммерческим контрактам.

Федеральная антимонопольная служба в целом не против организации выездных аудитов, однако предлагает поискать механизмы, которые позволяли бы при этом не нарушать права подрядчиков-поставщиков. «Мы считаем, что «Росатом» правильно ставит вопрос, надо просто подумать над технологической стороной вопроса», — пояснил Рачик Петросян.

Сейчас дело обстоит так: пользуясь длительностью реализации атомных проектов, некоторые поставщики заключают договор и только потом закупают технологию, нанимают людей, обучают и рассчитывают в последний момент быстро выполнить работу. Но заканчивается это все одинаково. Директор по закупкам, МТО и управлению качеством «Росатома» Роман Зимонас рассказывает: «Мы платим аванс, а потом выясняется, что у компании нет технологии, специалистов они не наняли, а кого наняли, не могут сварку правильно сделать. Проходит год, два, три, они нам говорят: «Извините, мы можем штраф заплатить, 5 % от стоимости договора». Мы от этого устали». Для сравнения — штрафы «Росатома» за просрочку по зарубежным контрактам могут достигать 30 млн рублей в день, сообщил Алексей Лихачев: «Понятно, что далеко не каждый поставщик может даже просто мыслить в таких категориях. Никакими штрафными санкциями к поставщику эту проблему не решить».

Роман Зимонас говорит о том, какие новшества появятся в закупках в ближайшее время

Роман Зимонас говорит о том, какие новшества появятся в закупках в ближайшее время

Предварительный аудит сейчас в России не запрещен (и «Росатом» уже проводит выездные проверки некоторых поставщиков с их согласия), но требуется законопроект, который бы ввел этот термин в соответствующее законодательство. Проект поправок в закон № 223 в «Росатоме» подготовили, ждут поддержки ведомств.

Для глобальных компаний предварительные аудиты не в новинку. Директор по развитию бизнеса и закупкам General Electric в России и других странах СНГ Валентина Ширина рассказала, что компания уже давно уделяет большое внимание формированию панели квалифицированных поставщиков — по сути, того же белого списка. «Это живой лист, он обновляется, изменяется», — пояснила она. Для попадания в список одобренных поставщиков необходимо пройти двухэтапную систему отбора: аудит и техническую квалификацию. Специалисты GE выезжают на место и проводят оценку устойчивости компании, проверяют соответствие компании законодательству страны регистрации и международному праву, наличие экологических разрешений, системы охраны труда и так далее, ведь прокол в любом из этих направлений при выполнении контракта может приостановить деятельность поставщика. На втором этапе — квалификации — GE оценивает устойчивость производственных и технологических процессов, чтобы исключить вероятность брака, срыва поставки или непопадания в ценовые ожидания заказчика. «Это довольно сложный процесс, но он позволяет поставщикам заключать долгосрочные стратегические контракты, дает возможность участвовать в разработке новой продукции, планировать развитие своего бизнеса и гарантирует устойчивость», — заключила Валентина Ширина

Не поставщики, партнеры

В условиях продолжающейся глобализации, унификации международных стандартов производства оборудования, строительных работ и оказания услуг «Росатом», реализуя проекты в стране и за рубежом, будет стремиться к выходу на уровень мировых требований, одним из которых является аудит поставщиков, заключил Кирилл Комаров. Именно это дает гарантию выполнения обязательств. Кирилл Комаров советует воспринимать этот вызов как возможность: скажем, раз пройдя аудит в рамках контракта на строительство одного блока АЭС «Пакш», поставщики — хотя в последнее время «Росатом» предпочитает употреблять слово «партнеры» — получают «пропуск» для сотрудничества с Венгрией и по другим блокам станции.

Далее