С китайским размахом

6 ноября в рамках I Международной выставки импортных товаров (CIIA) в Шанхае Россия и Китай подписали контракт на разработку технического проекта для блоков № 7 и 8 Тяньваньской АЭС, а также исполнительные контракты по быстрому реактору CFR‑600.

Текст: Анастасия Филиппова / Фото: АСЭ

АСЭ и CNNC договорились о разработке технической и первоочередной рабочей документации для новых блоков Тяньваньской АЭС с реакторами ВВЭР‑1200. «Мы с китайскими партнерами построили уже четыре блока на этой площадке, заложив фундамент для новых проектов. Сотрудничество продолжается — теперь на базе новейших российских технологий поколения III+. Сроки сжатые, в 2021 году мы должны выйти на заливку первого бетона в фундаментную плиту «Тяньваня‑7», — ​говорит вице-президент АСЭ, директор московского филиала Владимир Савушкин.

ОКБМ и CNNC подписали исполнительные контракты по проекту строительства демонстрационного реактора на быстрых нейтронах CFR‑600 в провинции Фуцзянь. «Мы договорились о комплексном сотрудничестве: поставке уникального оборудования, обучении китайских специалистов, предоставлении лицензий на право пользования российскими расчетными кодами, а также экспертизе документации, — ​перечисляет Алексей Васяев, заместитель гендиректора, генерального конструктора ОКБМ, руководитель центра ответственности по проекту БН‑1200. — ​Переговоры шли непросто, да и времени было немного: рамочный контракт подписан в начале июня, и до ноября надо было детально обсудить все условия, параметры, графики и т. д. Документы готовили вместе с РАОС, и наша объединенная команда сработала на отлично. Сотрудничество с Китаем имеет большие перспективы».

На подписании присутствовали глава «Росатома» Алексей Лихачев и руководитель Агентства по атомной энергии КНР Дзян Кецзян. Гендиректор госкорпорации отметил: «При поддержке руководителей наших государств мы сформировали новую повестку наших отношений. В июне подписали пакет соглашений, а уже сегодня приступаем к реализации договоренностей. Скорость и качество работы российско-китайской команды по этому масштабному проекту впечатляют».

С российской стороны переговорами по обоим проектам руководил «Русатом Оверсиз». «Китайский заказчик очень важен для нас, хотя договориться с ним совсем непросто. Накал страстей порой очень высок, но в конце дня мы всегда улыбаемся и обмениваемся дружескими рукопожатиями, — ​рассказывает директор проекта РАОС по Китаю Дамей Хашба. — ​Кроме того, сложно было вести переговоры по нескольким проектам и контрактам одновременно. Команды насчитывали до сотни человек из десятков организаций с каждой стороны. Мы добились результата только благодаря слаженной работе».

RSA_362_5_01-2

Волшебные слова

Текст: Виктория Волошина / Фото: «Русатом Оверсиз»

О важности подписанных в Китае контрактов и о том, какими качествами должен обладать атомный переговорщик, рассказывает президент компании «Русатом Оверсиз» Евгений Пакерманов.

— В чем уникальность китайского проекта?

— Во-первых, пакет межправительственных документов и контрактов, который согласовывался как единый и был подписан в июне этого года, касается нескольких больших самостоятельных проектов. Это наш первый опыт, когда в один клубок завязано много историй. Китайские партнеры согласились с такой логикой: легче договариваться, когда есть возможность что-то уступить по одному проекту, что-то выиграть по другому, таким образом сбалансировав интересы сторон. Во-вторых, у Китая есть опыт работы не только с «Росатомом», но и с нашими основными друзьями-конкурентами — американцами и французами. Да и сам Китай не новичок в атомных технологиях. И то, что «Росатом» выбрали не только достраивать Тяньваньскую АЭС, где мы уже работали, но и строить блоки на новой площадке, — это, конечно, признание лидерства российских технологий. И наша большая победа.

— В июне «Росатом» подписал пакет соглашений, а совсем недавно — исполнительные контракты. В чем разница?

— Летом были подписаны рамочные документы, которые определяют базовые принципы реализации проектов. Сейчас — контракты, в которых подробно прописано, как именно мы будем сотрудничать. Впереди подписание еще нескольких таких же серьезных соглашений, но уже сегодня можно сказать, что мы рекордными темпами двигаемся вперед.

— Бывало в вашей практике, когда переговоры шли месяцами, но не заканчивались ничем?

— Смотря что вы называете «ничем». Бывает так: идут, идут переговоры, потом стороны понимают, что не находят общего языка, и берут паузу. Спустя время обнаруживают новые точки соприкосновения, возвращаются за стол переговоров, и все складывается. Таких примеров масса в каждом проекте. Они у нас длинные, сложные, и практически по каждому бывают взлеты и падения.

Справка

Пакет документов, подписанный 8 июня этого года в Пекине, определяет направления сотрудничества России и Китая в сфере атомной энергетики. В частности, это совместное строительство седьмого и восьмого блоков Тяньваньской АЭС в провинции Цзянсу, третьего и четвертого блоков АЭС «Сюйдапу» в провинции Ляонин. Российские специалисты займутся проектированием ядерного острова и поставками ключевого оборудования для обеих станций.

Если вы имеете в виду совсем «ничем» — поговорили и ничего не подписали, такое тоже случается. Проекты в области атомной энергетики — это сложный комплекс политических, коммерческих и технических решений. Допустим, в Южной Африке, где, казалось бы, есть все условия для реализации атомных контрактов и где есть спрос на нашу энергетику, руководство ЮАР по политическим и отчасти экономическим причинам вынуждено было взять паузу и сказать, что пока ни с одним «продавцом» переговоров вести не будет.

Много сил и времени мы потратили на переговоры в Иордании, но совместно с иорданскими коллегами решили, что на сегодняшний день проект по строительству станций большой мощности реализовать невозможно. Есть технологические ограничения, проблемы в экономике, невозможно выдать суверенные гарантии, что является необходимым условием в любом крупном атомном проекте. Мы честно сказали друг другу: нет смысла двигаться в этом направлении, давайте рассмотрим остальные возможности — например, станции малой мощности. Так что все бывает, хотя успешных переговоров все-таки на порядок больше.

— Какими качествами должен обладать атомный переговорщик?

— Нужно, во‑первых, быть технически грамотным, хорошо знать структуру и историю отрасли. Наши переговоры всегда предметные, детальные, в них вовлечено много предприятий «Росатома», и когда возникает тот или иной вопрос, а все знать невозможно, необходимо быстро сориентироваться и пригласить нужного эксперта. Во-вторых, переговорные навыки — все наши специалисты проходят тренинги. Ну и не обойтись без знания языков — как минимум английского. Практика показала, что куда эффективнее вести переговоры на английском, нежели через переводчиков, когда не очень понятно качество перевода и трудно контролировать ход переговоров. Наличие в команде специалистов, знающих язык страны-партнера, — ​тоже большой плюс. В РАОС многие владеют испанским, есть сотрудники, говорящие на арабском, китайском, хинди.

— В переговорах с китайцами обязательно участвуют специалисты, владеющие китайским языком?

— Да. Было, что, работая с собственными переводчиками, китайцы не понимали, что наши ребята хотят сказать. Мы подключили сотрудника со знанием китайского — за короткое время вопрос решили. Таких примеров немало.

— Скажите, у переговорщиков есть какие-то волшебные слова?

— Я точно знаю запретное для переговорщиков слово — «нет». Можно сказать: вернемся к этому позже, обсудим отдельно. Но только не жесткое «нет». Наши волшебные слова, пожалуй, такие: «Конечно да. Мы сможем. Мы обязательно найдем решение».


НАШИ ЛЮДИ В ШАНХАЕ

I Международная выставка импортных товаров (CIIE). Она продемонстрировала, что Китай открыт для импорта высококачественной продукции.

«Самая населенная страна и вторая по величине экономика в мире, Китай занимает вторую строчку в рейтинге импортеров планеты. Китайские потребители демонстрируют растущий спрос на высококачественные продукты и сервисы. Прогнозируется, что в ближайшие пять лет Китай импортирует продукцию и услуги общей стоимостью 10 трлн долларов», — ​отметил заместитель генерального директора Бюро CIIE Сунь Чэнхай.

Экспозиция «Росатома» разместилась в российском павильоне. Госкорпорацию представляли сотрудники регионального центра «Росатом Восточная Азия». Рассказывали посетителям о Тяньваньской АЭС — крупнейшем на сегодняшний день российско-китайском энергетическом проекте. Это единственная атомная электростанция с ловушкой расплава в Китае. Станция стала первым предприятием атомной энергетики КНР, удостоенным престижной награды за качество: в сентябре АЭС получила премию Asian Power Awards.

 

 

Далее