Терпение и оптимизм в Институте Бочвара

Год назад гендиректором ВНИИНМ был назначен коренной бочваровец Леонид Карпюк. В своем первом большом интервью он рассказал «СР» о том, какие цели стоят перед легендарной «Девяткой», как ученые повышают личную эффективность и как измерить экономический результат корпоративной науки.

— Как вы оцениваете итоги работы ВНИИНМ за тот год, что вы руководите институтом?

— С экономической точки зрения год для ВНИИНМ был успешный — положительный баланс, прибыль. С 2013 года у нас заработная плата сотрудников снижалась, а по результатам 2016-го — выросла. Но я считаю, что не прибыль является основным критерием оценки успешности научно-исследовательского института. Мы разрабатываем технологии для промышленных площадок, и прибыль формируется уже там. Наша главная задача — производство знаний, разработка технологий, которые позволяют создавать продукты, конкурентоспособные не только на внутреннем, но и на внешнем рынке. По этим результатам нужно оценивать институт. Безубыточность является необходимым и достаточным критерием экономической эффективности института.

В прошлом году наши сотрудники решили многие научные и технические задачи. Тематические планы и задания «Росатома» и ТВЭЛ, гособоронзаказ и работы в рамках ФЦП выполнены на высоком уровне, в полном объеме и в установленные сроки. В рамках проекта «Прорыв» обеспечили изготовление 15 экспериментальных ТВС для БН-600 со смешанным нитридным топливом. Проведены предварительные испытания таблеток МОКС-топлива, изготовленных по нашей технологии на ГХК. По сверхпроводниковой тематике: изготовлены усовершенствованные провода для ускорителя NICA, разработана конструкция и технология производства ниобий-оловянных стрендов для модернизации БАКа.

Внутрикорпоративный сектор связан в основном с топливом для реакторов на тепловых нейтронах — ВВЭР, РБМК, транспортных. Одно из достижений в этой области — изготовление совместно с ЧМЗ опытной партии биметаллических TREX-заготовок для зарубежного заказчика.

— Какие цели стоят перед институтом в ближайшие несколько лет?

— Серьезной задачей является разработка сверхпроводниковой продукции для коллайдера FCC в ЦЕРН. Во всем мире работают над толерантным топливом, в России эти работы ведет ВНИИНМ под кураторством ТВЭЛ. Основное направление исследований — замещение циркония в оболочке твэлов, чтобы исключить пароциркониевую реакцию. Мы рассматриваем три варианта. Первый — нанесение покрытия на циркониевую оболочку, чтобы повысить температуру пароциркониевой реакции; второй — использовать более плотное топливо, третий — сделать топливные оболочки из карбида кремния.

Помимо научных есть задачи административноорганизационные. Одна из них — сохранение и усиление кадрового потенциала. Нам необходимо плотно работать с вузами. Но чтобы молодежь была заинтересована во ВНИИНМ, нужны не просто достойные зарплаты, но и условия, способствующие развитию научной мысли. Для этого необходимо оснастить лаборатории современным оборудованием, предоставить сотрудникам возможность принимать участие в ведущих мировых научных конференциях. Мы сейчас стараемся создать эти условия.

— Может ли институт сегодня зарабатывать на внешнем рынке?

— Нужно различать две вещи: научно-исследовательские задачи для отрасли и фундаментальные исследования. Фундаментальные исследования всегда были и будут затратными. Прикладные исследования направлены на создание нового продукта, а значит, формируют добавленную стоимость. А раз так, вклад института должен быть учтен в цене продукта. И если он продается, разработчик должен иметь процент с прибыли — роялти, которое в российской науке, к сожалению, не внедрено.

«ВКЛАД ИНСТИТУТА ДОЛЖЕН БЫТЬ УЧТЕН В ЦЕНЕ ПРОДУКТА. И ЕСЛИ ОН ПРОДАЕТСЯ, РАЗРАБОТЧИК ДОЛЖЕН ИМЕТЬ ПРОЦЕНТ С ПРИБЫЛИ — РОЯЛТИ, КОТОРОЕ В РОССИЙСКОЙ НАУКЕ, К СОЖАЛЕНИЮ, НЕ ВНЕДРЕНО»

Что же касается внешних рынков, то зарабатывать там институт вряд ли сможет, а разрабатывать технологии для создания конкурентоспособного продукта — вполне. Такие примеры есть. Технология производства ТВС-квадрата передана Новосибирскому заводу химконцентратов в 2013 году. Уже в конце прошлого года ТВЭЛ подписал многолетний контракт со Швецией на поставку этого топлива.

— Какие неядерные направления есть у института?

— О сверхпроводящих материалах я уже сказал. Также мы создаем композитные наноматериалы, изделия из нанобериллия, высокопрочные электропровода, широкий спектр технологий обработки поверхности, порошки для аддитивных технологий. 3D-принтеры масштабно внедряются в производство и повседневную жизнь, но в качестве материала в основном используется пластик. Мы же можем делать порошки из металлов и сплавов с размером частиц 30–60 мк. Если технология станет массовой, она произведет революцию в промышленности.

— Тренд в отрасли — повышение эффективности и компактизация. Все ли площади ВНИИНМ задействованы?

— В прошлом году мы продали две площадки как непрофильные активы. Большую часть вырученных средств потратим на ремонт на основной площадке. К концу этого года полностью освободим один корпус и будем сдавать в аренду. Это программа компактизации. По программе сокращения площадей ЯРОО в 2015 году был выведен из эксплуатации корпус «Б». Это первый в мире опыт по выводу подобного рода зданий до экологически приемлемого состояния, «зеленой лужайки», в плотной городской застройке. Были разработаны новые технологии, уникальные установки, которые будут использованы для решения аналогичных задач не только во ВНИИНМ, но и на других предприятиях отрасли.

— Как ВНИИНМ повышает эффективность?

— Повышать эффективность в первую очередь нужно в сопутствующих науке процессах. К сожалению, хозяйственные механизмы сегодня не сопряжены с целями науки. Безусловно, система закупок — эффективный инструмент борьбы с коррупцией. Но эта система существенно увеличивает сроки закупок, а победителями конкурсов часто становятся некомпетентные поставщики, зато с меньшей ценой. Нужны ли калифы на час? Вряд ли.

— Кто такой настоящий бочваровец?

— Человеческие качества не зависят от места работы. Честность, справедливость, упорство, жажда знаний, самопожертвование — то, чем всегда отличались отечественные ученые. К сожалению, сегодня статус ученого не соответствует вкладу научных исследований в развитие страны. Уверен, это временно. Истинного бочваровца отличает еще терпение и оптимизм.