Тотальная ликвидация отходов

Пять лет назад был создан Нацоператор по обраще­нию с РАО — единственное предприятие в стране, ко­торому делегированы права по сооружению, эксплуа­тации и закрытию пунктов окончательной изоляции радиоактивных отходов.

Решение проблемы радиоак­тивных отходов, накопленных за время реализации атомно­го проекта в СССР и производя­щихся сейчас, — важная государ­ственная задача. Образующиеся РАО надо переработать, где-то хранить, а затем изолировать. При этом окончательной изо­ляцией отходов у нас в стра­не не занимались до 2011 года, пока не вышел закон «Об обра­щении с радиоактивными от­ходами». Он обязал всех, кто в процессе своей деятельности производит РАО (это не только предприятия «Росатома»), пла­тить за их захоронение. А от­вечает за окончательную изо­ляцию специально созданный Национальный оператор по об­ращению с РАО.

«Наше предприятие отве­чает только за окончательную стадию обращения с РАО. Мы не занимаемся сбором, перера­боткой, кондиционированием, транспортированием радиоак­тивных отходов, а также их вре­менным хранением. Эти услуги оказывают коллеги из «РосРАО» и «Радона», — поясняет Денис Егоров, исполняющий обязан­ности директора НО РАО.

Место для твердых отходов
В прошлом году в Новоуральске начали эксплуатацию первого и пока единственного в стране пункта окончательной изоляции твердых радиоактивных отхо­дов третьего и четвертого клас­сов (средне-, низко- и очень низ­коактивные отходы) объемом 15 тыс. м³. Отходы здесь разме­щают на глубине до 10 м. В этом году начнется сооружение вто­рой очереди, уже прошли об­щественные слушания по мате­риалам обоснования лицензии.

УБЕРИ ЗА СОБОЙ
АЭС разрабатывают тех­нологии обращения с ТРО и ЖРО, которые образуют­ся в ходе деятельности пред­приятий. Для обращения с ТРО в эксплуатацию вве­дены установки сортировки, прессования, сжигания — на Балаковской, Кольской, Ленинградской, Ростовской АЭС, в ленинградском и ро­стовском отделениях «Рос­РАО». Один из наиболее масштабных объектов по­строен и введен в эксплуа­тацию в 2014 году на ЛАЭС. Производительность это­го комплекса — 6 тыс. м³ ТРО в год. Горючие отходы сжигают, при этом их объ­ем сокращается в 80 раз. Не­горючие отходы подлежат прессованию. Для этого ис­пользуется пресс с усили­ем 2 тыс. т. Золу цементиру­ют, а спрессованные отходы загружаются в контейне­ры НЗК. Наиболее эффективным способом обращения с ЖРО считается установка для ионоселективной очист­ки и глубокого упаривания кубового остатка с перево­дом его в солевой плав, ко­торый не относится к кате­гории РАО. Такие установки работают на Балаковской и Кольской станциях. Та­кой же комплекс находит­ся в опытно-промышленной эксплуатации на ЛАЭС. Комплекс по переработ­ке ЖРО Кольской АЭС при­нят в промэксплуатацию в 2006 году и признан луч­шим экологическим проек­том года. «Другие станции выбирают метод очистки ЖРО, разработанный и при­меняемый у нас», — расска­зывает Игорь Маракулин, заместитель главного инже­нера по безопасности и на­дежности Кольской АЭС. К слову, из солевого плава атомщики планируют выде­лить борную кислоту и ще­лочи, которые используются в технологическом процессе АЭС для выработки электро­энергии.

В итоге к 2020 году общий объ­ем хранилища составит около 54 тыс. м³. После того как хра­нилище заполнят, его законсер­вируют и проведут рекульти­вационные работы. Конечное состояние — «зеленая лужайка».

В 2021 году планируют вве­сти в эксплуатацию пункты за­хоронения отходов третьего и четвертого классов в Озер­ске и Северске объемом 214 и 150 тыс. м³.

«При определении площад­ки мы руководствуемся требова­ниями законодательства в обла­сти охраны окружающей среды и радиационной безопасности, результатами инженерных изы­сканий, а также принципом сни­жения рисков при транспор­тировке РАО», — рассказывает Денис Егоров. Объекты окон­чательной изоляции РАО будут размещены в разных регионах.

Полкилометра под землей
Отдельная задача НО РАО — строительство хранилища для наиболее опасных отходов пер­вого и второго классов, высо­коактивных и среднеактив­ных долгоживущих. Место для ПЗРО искали с начала 1990-х го­дов. Для этих целей рассмотрели около 20 площадок, в результа­те в 2009 году выбрали Ниж­не-Канский скальный массив. «Этот массив — надежный при­родный барьер безопасности», — говорит Денис Егоров. Недав­но закончили проектирование и получили все разрешительные документы на строительство подземной исследовательской лаборатории. Следующим эта­пом станет объявление конкур­са на выполнение строительно- монтажных работ на объекте. Стройка развернется уже в этом году и завершится в 2024 году.

Окончательное решение о возможности строительства пункта захоронения радиоак­тивных отходов первого и вто­рого классов в Нижне-Канском массиве будет принято толь­ко после проведения всех ис­следований и анализа их ре­зультатов. Если подтвердится, что создавать такой пункт без­опасно, отходы первого класса в специальных контейнерах бу­дут размещать в вертикальных выработках на 500 м под зем­лей. Отходы второго класса раз­местят в горизонтальных выра­ботках.

Принцип матрешки
Пункты окончательной изоля­ции РАО — это объекты с мно­гоуровневой, многобарьерной системой безопасности, кото­рая гарантирует безопасность размещения отходов на мно­гие сотни лет. Конструкция та­ких объектов зависит от клас­са отходов. Для самых опасных (первый и второй класс) выбра­на концепция глубинного захо­ронения — в скальном массиве на глубине до 500 м.

Безопасность окончатель­ной изоляции отходов третье­го и четвертого классов обеспе­чат приповерхностные пункты захоронения с заглублением до 100 м. На всех объектах будет применяться глубокоэшелони­рованная защита. «Это железо­бетонные конструкции, своего рода упаковки одна в другой, такую многоуровневую защи­ту иногда называют матрешкой. Даже при разрушении одного- двух защитных слоев все рав­но надежно работают осталь­ные», — рассказывает Денис Егоров.

Самый первый барьер — упа­ковка РАО, помещенная в специ­альный контейнер для захоро­нения, который в зависимости от класса РАО может состоять из нескольких слоев защитных материалов. Снизу — подсти­лающий экран, толстые пли­ты перекрытия, потом — инже­нерные конструкции, буферные материалы (например, бетон или глина). Еще один защитный слой — уже вокруг стен, глиня­ный, толщиной 2 м. Сверху — покрывающий экран. Наконец, естественная защита — сама геологическая среда, например скальный массив. По словам ру­ководителя НО РАО, любой кон­такт отходов с окружающей сре­дой исключен.

Как сократить отходы
У Национального оператора РАО два источника финансирования. Первый — средства из федераль­ного бюджета, на которые про­ектировалась и будет построена подземная лаборатория.

Второй — специальный ре­зервный фонд «Росатома», за счет которого построят пунк­ты захоронения отходов треть­его и четвертого классов. Из средств фонда также финан­сируется эксплуатация трех пунктов захоронения жидких радиоактивных отходов. Этот фонд формируется за счет еже­квартальных отчислений пред­приятий атомной отрасли, у ко­торых образуются РАО. Они предоставляют в «Росатом» дан­ные об объеме образующих­ся отходов и проводят оплату по установленному тарифу.

Предприятия заинтересованы в том, чтобы уменьшить объемы отходов. Лидер в этом деле — Кольская АЭС, которая внедри­ла систему переработки жидких радиоактивных отходов. «У них после этой переработки практи­чески отходов нет», — говорит Денис Егоров. По его словам, ко­гда составляли долгосрочный прогноз по объемам вновь обра­зуемых радиоактивных отходов предприятий атомной отрасли, их ожидалось больше, чем полу­чилось. Из-за этого НО РАО со­кратил объем запланированных пунктов захоронения радиоак­тивных отходов третьего и чет­вертого классов.

ПРЯМАЯ РЕЧЬ

Александр Никитин

Член общественного совета «Росатома», руководитель ЭПЦ «Беллона»

— За пять лет национальный оператор выработал систему взаимодействия с сообществом. НО РАО подключает к работе местные и региональные власти. На встречах с общественностью специалисты дают информацию без купюр, поскольку потеря доверия может остановить работу больших, дорогостоящих проектов и привести к нежела­тельным последствиям в плане безопасности.

Чтобы вести такую работу, необходим не только профессио­нализм, но и смелость: не боять­ся за свою карьеру и не бояться встреч с любой аудиторией. Организация круглых столов с участием заинтересованных сторон — находка НО РАО.

 

Далее