Уйти на дно арктических морей

В будущем на дне арктических морей могут строить целые города для освоения месторождений нефти и газа — с транспортом, энергоснабжением и связью. В эту тему погрузился Фонд перспективных исследований (ФПИ) в рамках проекта «Айсберг». Участие в разработках принимает и «Росатом». Об «Айсберге» рассказывает руководитель проектной группы ФПИ Виктор Литвиненко.

Текст: Светлана Зайцева /Иллюстрация: ОСК

— В чем суть проекта, для чего он нужен?

— Он создан для освоения арктического шельфа, который, по оценкам экспертов, содержит до 30 % запасов углеводородов в мире. Только вот добыть их из-подо льда пока невозможно, для этого просто не существует технологий. Кто первый их придумает, тот и получит доступ к добыче. Многие страны это понимают и активно работают над дистанционным освоением глубин арктических морей.

С таким предложением в наш фонд в 2015 году обратилось конструкторское бюро морской техники «Рубин», входящее в Объединенную судостроительную корпорацию. Мы сочли направление перспективным и включились в работу. «Рубин» стал головным исполнителем, в проекте также приняли участие структуры «Росатома» и «Газпрома». Ведутся исследования по созданию технологий и средств для сейсморазведочных работ на перспективных месторождениях, созданию подводного бурового и энергетического комплексов, по разработке средств для транспортировки грузов и монтажа, а также системы комплексной безопасности. Это будут многомодульные комплексы с полным производственным циклом. Целые подводные города со своим транспортом, энергоснабжением, линиями связи.

В общей сложности у «Айсберга» пять аванпроектов. Реализация двух из них предусмотрена госпрограммой «Социально-экономическое развитие арктической зоны РФ на период до 2020 года и дальнейшую перспективу».

Пять частей «Айсберга»

— Расскажите об аванпроектах.

— Запуск каждого из них продиктован логикой добычи. Для начала нужно понять, в каком месте искать полезные ископаемые. Отсюда первый аванпроект — создание подводного комплекса сейсморазведки. Это судно, похожее на подлодку. Автономность — 90 суток. Экипаж — 40 человек. Большая глубина погружения судна обеспечит выполнение сейсморазведочных работ во всех районах Арктики.

— Как будет проводиться сейсморазведка?

— Есть два основных способа. Первый — использование автономных необитаемых подводных аппаратов (АНПА), которыми будет оснащено судно. Небольшие торпедообразные аппараты длиной около 3 м отправятся изучать дно при помощи акустических сенсоров. По полученным данным можно будет понять, на какой глубине какие породы залегают. Площадь обследования будет определяться количеством аппаратов в строю. При помощи АНПА можно также устанавливать сейсмические донные станции, обеспечивающие проведение долговременных сейсмологических исследований.

Экипаж подводного комплекса будет руководить работой «стаи» АНПА, контролировать запись и обрабатывать измерения.

Второй способ разведки — это использование сейсмокос, «крыльев», которые раскрываются по бокам подводного комплекса и сканируют пространство. С учетом размаха «крыльев» ширина по консолям составит 100 м.

— Допустим, месторождение углеводородов на дне арктического моря найдено. Что дальше?

— Строим подводный буровой комплекс — это второй аванпроект «Айсберга». Такой комплекс сможет в автономном режиме бурить эксплуатационные и разведывательные скважины. Присутствия людей не потребуется.

Чтобы построить такой комплекс, на дно придется транспортировать много сложных тяжелых конструкций. Для этого есть третий аванпроект — создание подводного транспортно-монтажного сервисного комплекса. Он немного похож на катамаран: две подлодки, связанные в подводный носитель. Беспилотное судно, оснащенное манипуляторами, сможет доставлять груз на глубину до 400 м, устанавливать буровой комплекс и вывозить добытое.

Четвертый аванпроект — строительство подводного энергетического комплекса мощностью 24 МВт. Период непрерывной автономной работы — около года. Длина — 41 м, масса — около 4 тыс. т. Его устанавливаем на дно и через кабель запитываем всю технику, о которой я рассказал.

— Как будет обеспечиваться безопасность на глубине?

— Этой задаче посвящен пятый аванпроект. Для предупреждения несанкционированного доступа разработаны подводные аппараты, средства обнаружения, освещения, предупреждения и обороны. Без присмотра все эти сооружения не останутся.

— Можно было спроектировать судно, которое выполняло бы несколько функций?

— Такие варианты рассматривались. Например, объединить разведчика с транспортировщиком. Но решили, что лучше разделить функции. Ведь использовать наши аппараты можно будет не только в Арктике, но и в других морях. Вдруг понадобится транспортировка и разведка одновременно в разных точках? Устанешь этот «грузовик» туда-сюда таскать.

Из рук в руки

— Расскажите о роли «Росатома» в проекте.

— «Росатом» проектировал энергетический и подводный буровой комплексы. В них нашли применение технологии атомной отрасли. Специалисты из ОКБМ им. Африкантова справились с задачей блестяще. Кстати, «Росатом» как добычная компания может в будущем уйти на шельф.

С учетом назначения «Росатома» оператором Севморпути логично предположить, что в развитии проекта «Айсберг» госкорпорация будет играть ключевую роль. Поэтому работу по развитию арктической зоны мы выстраиваем с «Росатомом».

— В чем это выражается?

— Разработка аванпроектов завершена, и ФПИ должен передать результаты интеллектуальной деятельности заинтересованному федеральному органу исполнительной власти. К нему приравнен «Росатом», мы сейчас передаем туда 90 % конструкторской документации.

В 2019 году планируем создать консорциум, в который войдут «Росатом», ОСК и «Роснано», а ФПИ будет сопровождать проект. После можно приступать к изготовлению пилотных образцов комплекса. К проекту уже проявляют интерес нефтегазовые компании.

— В какой последовательности будут реализовываться аванпроекты?

— Все работы должны идти параллельно. Пилотные образцы могут появиться через 8–10 лет после начала финансирования.

— Имеет ли отношение к проекту петербургское ЦКБ «Айсберг», которое проектирует ледоколы нового поколения?

— Никакого, просто названия совпали.