Ученая степень: как и зачем?

Вступивший в силу 1 сентября 2013 года закон «Об образовании в РФ» существенно изменил правила обучения в аспирантуре и защиты кандидатских диссертаций. Многие отделы аспирантуры в НИИ «Росатома» в минувшем году не прошли аккредитацию Рособрнадзора и закрылись. «Лаб. СР» разбиралась, как сегодня ученому-атомщику стать кандидатом наук без ущерба для основной работы и нужна ли вообще современному ученому степень.

Закон превратил аспирантуру в третью ступень высшего образования и обязал аспирантов учиться, а не просто готовить диссертацию. Отделы аспирантуры в вузах и НИИ должны были либо организовать полноценный учебный процесс, либо самоликвидироваться. Это потребовало от «Росатома» перезагрузки отраслевой системы подготовки кадров высшей квалификации. Решили оставить только востребованные отраслевые отделы аспирантуры, а те, где защит не было уже два-три года, — закрыть.

«Я думаю, что «Росатом» ничего не потерял. В больших институтах отделы аспирантуры сохранились и даже стали лучше, когда их привели в соответствие с новым законодательством, — говорит заместитель директора Института ядерной физики и технологий НИЯУ «МИФИ», куратор совместных программ «Росатома» и вуза Георгий Тихомиров. — Другие организации тоже не потеряли возможности участвовать в подготовке кадров по научным специальностям. Есть такая форма — сетевая реализация образовательной программы. Аспирант приезжает к нам на курсы, учится, мы даем ему возможность сдавать кандидатские экзамены, но основную научную работу он проводит в лабораториях «Росатома».

По закону об образовании кандидатом наук можно стать, не учась в аспирантуре. Соискатель прикрепляется к вузу, где есть диссертационный совет по его специальности, пишет работу, затем подает документы в Высшую аттестационную комиссию при Минобрнауки и защищается. Кандидатский минимум, правда, все равно придется сдать, но на курсы ходить никто не обязывает: хочешь готовиться самостоятельно — пожалуйста.

Но, по словам Георгия Тихомирова, ни первый, ни второй формат пока не пользуется особой популярностью среди ученых «Росатома»: «У нас несколько десятков прикрепленных соискателей с предприятий госкорпорации, примерно столько же атомщиков учатся в очной аспирантуре, а научную работу ведут в своих лабораториях. Это совсем немного. Масштабных аспирантских сетевых программ с «Росатомом» у нас пока нет, есть партнерские соглашения о намерениях с некоторыми предприятиями, но до договоров дело не дошло. Вложений от госкорпорации на подготовку кадров высшей квалификации в нашем вузе не потребуется: конкурс в аспирантуру сейчас не такой большой, к тому же, думаю, мы сможем запросить дополнительные бюджетные места в Минобрнауки для сотрудников «Росатома». Требуется прежде всего желание».

И тут мы приходим к философскому вопросу: зачем ученым-атомщикам степень? По закону никаких преференций кандидатам наук не полагается: ни надбавки к зарплате, ни длинного отпуска. В некоторых НИИ действует негласное правило: нельзя стать начальником лаборатории или отдела, не защитив диссертацию. Но законодательно оно не закреплено и на практике довольно часто нарушается.

По мнению Георгия Тихомирова, современный ученый все же должен получить кандидатскую степень. Подготовка к защите диссертации предполагает научные публикации в журналах, которые нередко выливаются в интересные дискуссии с другими учеными, и участие в конференциях, где можно почерпнуть у коллег интересные идеи, обменяться мнениями, зарядиться здоровым духом научной конкуренции. «Наука сегодня сетевая, она требует общения. Ученый не должен быть затворником, — говорит Георгий Тихомиров. — Гением-одиночкой называют Григория Перельмана. Но он в школьные и студенческие годы был постоянным участником международных математических олимпиад. У него были наставники, и это в том числе позволило ему стать тем, кем он стал. Если бы великий математик всю жизнь работал один, то не была бы доказана гипотеза Пуанкаре».

Еще один вопрос: зачем «Росатому» «остепененные» сотрудники? Неужели успех исследований зависит от того, защищают ли ученые диссертации? Георгий Тихомиров уверен, что зависит. При подготовке научной работы развиваются важные навыки: поиска и обработки массивов информации, обобщения и анализа результатов исследований — своих и коллег. Это помогает работать успешнее и достигать большего. Кроме того, ведущие ученые-атомщики должны передавать знания молодежи, и чем больше охват аудитории, тем лучше, отмечает Георгий Тихомиров. А без степени стать научным руководителем молодых специалистов нельзя.

КОММЕНТАРИИ

Павел Сушков
Руководитель образовательных программ блока по управлению инновациями, «Росатом»
— Несмотря на серьезные изменения в системе подготовки кадров высшей квалификации, базовая цель остается неизменной. Работа над диссертацией является основной формой подготовки ученого, а ученая степень — это признание научного сотрудника в профессиональной среде. Причем не важно, работает он в прикладной науке или в фундаментальной или преподает в вузе. Для укрепления кадрового потенциала отрасли принципиально важно создать систему мотивации к защите диссертаций. При этом перенос центра тяжести системы подготовки исследователей из НИИ в университеты — создание диссертационных советов и аспирантур для отраслевых организаций в вузах — никак не противоречит этой цели, а наоборот, обеспечивает профессиональную платформу для такой деятельности.