Хранилище идей

Центральный проектно-технологический институт заключил договор на разработку предпроектной и проектной документации на сооружение сухого контейнерного хранилища ОЯТ египетской АЭС «Эль-Дабаа». В апреле ЦПТИ прошел аудит на соответствие требованиям заказчика. О работе над первым в мире хранилищем ОЯТ реакторов типа ВВЭР-1200 рассказывает гендиректор ЦПТИ Михаил Тарасов.

— Какое значение для ЦПТИ имеет проект строительства хранилища ОЯТ в Египте?

— У нас есть опыт проектирования разных объектов атомной отрасли, в их числе — производство очищенного тетрахлорида циркония на ЧМЗ, фабрикационное производство для завода начальной стадии ядерного топливного цикла на ЭХЗ, производство газовых центрифуг на КМЗ, пункты захоронения радиоактивных отходов на СХК и «Маяке». Так как мы входим в ТВЭЛ, большинство проектов связаны с предприятиями дивизиона. А нам важно подтвердить квалификацию на проектах не только топливной компании, но и внешних заказчиков — в отрасли и за ее пределами. Это как раз тот случай. В проекте СКХОЯТ заказчиком выступает ФЦЯРБ. Переговоры длились почти год: ФЦЯРБ выбирал между несколькими ведущими отраслевыми институтами. Кстати, в 2017 году к нам пришли сразу несколько внешних заказчиков с крупными проектами, не считая СКХОЯТ. Так, мы выполнили проект типового многофункционального центра облучения для Rusatom Healthcare.

— А насколько широки компетенции вашего института?

— Изначально мы были узкоспециализированной проектной организацией. Сегодня ведем проектные и конструкторские работы для инженерных объектов любой сложности. У нас есть собственные производственные подразделения в Новоуральске, Северске, Электростали, Ангарске и других городах, есть «дочка» — «НЗХК-Инжиниринг», специализирующаяся на конструировании и изготовлении нестандартизированного технологического оборудования, в первую очередь для производства ядерного топлива.

— Как распланирована работа по хранилищу ОЯТ?

— Над предпроектной и проектной документацией будем работать в ближайшие два года. Мы должны подготовить генплан, принять основные технические решения по всем объектам капитального строительства и инженерным системам комплекса, разработать информационную модель, рассчитать капитальные и эксплуатационные затраты. Главное — заложить в проект новации, которые сохранят актуальность на момент эксплуатации. С учетом тотальной цифровизации и быстро меняющихся технологий это увлекательная, но крайне непростая задача.

Кроме того, мы планируем тиражировать опыт проектирования СКХОЯТ — предложить его проектам АЭС по всему миру. Компетенции востребованы на рынке, это направление — часть стратегии развития института.

— Вы уже общаетесь с египетскими специалистами?

— Мы ведем переговоры через ФЦЯРБ. Но контракт предусматривает работу с египетской стороной, в том числе оказание технической поддержки при лицензировании объекта в регулирующем органе. Что для нас ново и особенно интересно: нам предстоит одновременно работать в базе египетских нормативов, нормативов МАГАТЭ и в рамках норм и правил России.

— Сколько в институте специалистов и кто из них будет работать над проектом СКХОЯТ?

— В институте 380 человек. Но какие силы мы бросим на египетский проект, пока сказать не могу. Он, конечно, крупный и важный, но мы на нем не зацикливаемся, продолжаем текущую работу, ищем новые направления. И конечно, новых людей — чем больше у нас квалифицированных, компетентных сотрудников, тем более сложные проекты мы сможем выполнять. Недавно, например, были переговоры с Северо-Кавказским технологическим университетом, где готовят специалистов по строительству сложных инженерных объектов. Взаимодействуем и с другими вузами. Для нас это возможность выбрать лучших выпускников и привлечь к работе молодых ученых, для них — возможность поучаствовать в крупных российских и международных проектах.

СПРАВКА
В конце 2017 года «Росатом» подписал акты о вступлении в силу контрактов на сооружение четырехблочной АЭС «ЭльДабаа» в Египте, поставку ядерного топлива на протяжении всего жизненного цикла станции, строительство сухого контейнерного хранилища ОЯТ, а также поддержку в эксплуатации и сервисе АЭС, обучении персонала.

СКХОЯТ — первое в мире сухое контейнерное хранилище с двухцелевыми транспортно-упаковочными комплектами для ОЯТ реакторов ВВЭР-1200. Специально для египетского проекта адаптируют ТУК 141-Е разработки ФЦЯРБ. Это первое в мире контейнерное хранилище ОЯТ, которое будет размещено в субтропиках. Объект должен быть построен с учетом требования МАГАТЭ о пассивном отводе тепла от ТУКов методом естественной конвекции.

— Сегодня в отрасли только и разговоров что о цифровых технологиях. Вы используете их в проектировании?

— Конечно. Новейший инструмент проектирования, который мы применяем, — имитационное моделирование, позволяющее оптимально скомпоновать будущее производство. Технологию мы позаимствовали у коллег вне отрасли.

Еще один инструмент, информационное моделирование, создает цифровой двойник объекта. Оба варианта предложим для проектирования египетского СКХОЯТ. Кстати, компетенции в автоматизации проектирования сыграли свою роль, когда ФЦЯРБ выбирал исполнителя проекта. ТВЭЛ серьезно подходит к развитию цифровых технологий. Наши специалисты работают с самыми современными инструментами, и у нас уже есть результаты, которые мы обкатали на проектах дивизиона.

— Зачем, кстати, ТВЭЛ собственный проектный институт?

— ЦПТИ построили на базе подразделений в составе заводов топливного дивизиона, разбросанных по всей стране. Подразделения занимались проектной и конструкторской документацией, но по отдельности не могли выполнить действительно сложный проект. Семь лет назад в ТВЭЛ решили создать единую систему проектирования и конструирования, объединить все подразделения. Мы работаем в общем информационном поле: технолог может быть в Электростали, специалист по водоснабжению — в Северске, специалист по строительным конструкциям — в Глазове.

Что для человека семь лет? Это возраст, когда он идет в первый класс. А что семь лет для проектного института? Можно сказать, мы окончили вуз. То есть вошли в ту пору, когда можем и должны показать, что в нас не зря вкладывали столько надежд и ресурсов.


Павел Белоусов
Главный инженер проекта СКХОЯТ, ЦПТИ

— Информационную модель СКХОЯТ, как и других объектов, мы разрабатываем в системах автоматизированного проектирования Autodesk и расчетном ПО разных вендоров. С ее помощью мы обеспечиваем единство исходных данных по всем разделам проекта, находим недочеты на ранней стадии. Но главное — информационное моделирование позволяет избежать коллизий и ошибок, устранение которых на стадии сооружения может быть весьма дорогостоящим. Увидеть, каким будет объект, можно на 3D-модели. Имитационная модель входит в информационную. В имитационной мы прорабатываем потоки внутри объекта, показываем работу производства, время протекания технологических процессов, выбор оптимальных маршрутов, оборудования, а в информационной — объект в целом.

Андрей Буланов
Заместитель гендиректора по информационным технологиям и автоматизации процессов проектирования, ЦПТИ

— Мы построили интегрированную систему управления проектированием, одним из важнейших элементов которой является имитационное моделирование. В чем суть: перед модернизацией или проектированием производства нужно проработать детали. Количество сотрудников, особенности оборудования, статистика выхода этого оборудования из строя — исходными для имитационной модели могут быть любые данные. Мы показываем производство в движении — с помощью анимации. Можно оценить загрузку производства, выполнение производственной программы, выстроить идеальный поток. Имитационная модель дает нам планировку производства и становится основой для проектирования. С ней мы можем детально обосновать инвестиции. Мы выполняем такую работу для двух проектов ТВЭЛ — производства очищенного тетрахлорида циркония на ЧМЗ и концентрации производства на НЗХК.

Константин Минаев
Руководитель проекта СКХОЯТ, ЦПТИ

— Информационная модель может использоваться в качестве ядра в общей системе управления проектом. АСЭ уже применяет эту технологию на ряде объектов, и мы перенимаем их опыт. Доступ к информационной модели есть у генпроектировщика, заказчика, генподрядчика, а также у конструкторских, научно-исследовательских, ремонтных организаций, что позволяет нам взаимодействовать максимально эффективно. Важно, что исходные данные и проектные решения по всем разделам едины. За счет объединения составляющих проекта в информационном трехмерном пространстве и за счет сопровождения объекта на всех этапах жизненного цикла мы обеспечиваем высокое качество проектных решений.

Кроме того, мы предложим эксплуатирующим организациям услуги по сопровождению цифрового двойника объекта, позволяющего прогнозировать ремонты, апробировать идеи модернизации, вывода из эксплуатации.