Наши люди в Индии

В октябре прошлого года в Мумбае открылся новый региональный центр — «Росатом — Южная Азия». Корреспондент «СР» побывал в центре и узнал, лег­ко ли русскому и индийцу понять друг друга, как коле­со сансары влияет на дедлайны и чем опасны индий­ские таксисты.

ЭТО ИНТЕРЕСНО
Мумбай (Бомбей) считается одним из самых густонаселенных мегаполисов — больше 17 млн жителей. Дома в колониальном стиле соседствуют с индуистскими храмами, роскошные особняки — с легендарными трущобами. Мумбай — место рождения индийского кино, в пригороде находится знаменитый Болливуд.

Центр располагается в огром­ном здании из стекла и бето­на, возвышающемся над мум­байской суматохой как символ спокойствия и респектабельно­сти. С маркетологом Абхини­том Раджем мы поднимаемся на восьмой этаж. Нас встреча­ет секретарь Бранти («Нама­сте!») и показывает небольшой офис: кабинеты, опенспейс, пе­реговорная с шикарным окном во всю стену и миниатюрная кухня.

У центра три основных на­правления работы: пиар, биз­нес-девелопмент и маркетинг. Команда — трое россиян, трое индийцев. Абхинит, например, отвечает за маркетинг и частич­но пиар. Он описывает свое утро: «Сначала просматриваю ведущие индийские СМИ — все на тему атомной энергетики. За­тем онлайн-ресурсы. А потом то же самое по Непалу и Шри- Ланке». Индия — гигантская страна, а еще Бангладеш, Непал и Шри-Ланка — как шесть со­трудников центра все успевают? Может, у них, как у Гермионы Грейнджер, есть хроноворот?

«Пока удается справиться и без путешествий во времени, — го­ворит региональный вице-пре­зидент Алексей Пименов. — Просто много работаем, бывает, допоздна. Но меня волнует, как мы будем справляться даль­ше — объемы растут с каждым днем. Индия — огромное непа­ханое поле, одно из приоритет­ных направлений для «Росато­ма». За что ни возьмись — все можно плодотворно развивать: и традиционный ядерный биз­нес, и композиты, и ветроэнер­гетику, и радиационные техно­логии, и ядерную медицину.

Восток — дело тонкое

Естественно, сложностей хва­тает. Индийцы очень эмоцио­нальные: горячие протесты, митинги — штатное явле­ние. Инструменты пиара, кото­рые используют в других стра­нах, здесь не работают.

Далеко не везде, скажем, есть интернет, не все смотрят ТВ, читают га­зеты. Пиарщикам нужно ехать и общаться, объяснять, расска­зывать. Еще нужно привыкнуть к тому, что в Индии все делается по знакомству.«Если чужак хо­чет получить продукт или услу­гу, ему нужно иметь в виду: это будет очень плохо и очень до­рого, — говорит Алексей Пиме­нов. — Все построено на связях: кто-то кого-то знает, рекомен­дует. Так мы набирали персо­нал, потому что сервис вро­де Headhunter не про Индию». По той же причине ценной ин­формации в открытом доступе крайне мало: главное узнаешь в кулуарах.

АЛЕКСЕЙ ПИМЕНОВ:
«ИНДИЯ — ОГРОМНОЕ НЕ-
ПАХАНОЕ ПОЛЕ. ЗА ЧТО
НИ ВОЗЬМИСЬ — ВСЕ
МОЖНО ПЛОДОТВОРНО
РАЗВИВАТЬ: И ТРАДИ-
ЦИОННЫЙ ЯДЕРНЫЙ
БИЗНЕС, И КОМПОЗИТЫ,
И ВЕТРОЭНЕРГЕТИКУ»

«Поспешность все равно что безумство»

— гласит мест­ная пословица.

«У индийцев со­всем другое понимание време­ни, — разводит руками Алексей Пименов. — Главная мотива­ция в жизни европейского че­ловека — успеть что-то сделать. Для индийца главное — не со­вершить ничего плохого. Впе­реди колесо сансары — беско­нечная цепь перерождений, к чему торопиться? Это сказы­вается на работе: время встре­чи и дедлайны тут весьма услов­ны. Но у нас в коллективе все по часам».

Что индийцу хорошо, то русскому…

Российско-индийский коллек­тив. Я готовлюсь услышать ле­денящие душу истории об адап­тации в межнациональной команде. Спрашиваю Абхини­та: не мрачноваты ли русские по сравнению с вечно позитив­ными индийцами? Он категори­чески не согласен:

«Все русские, с которыми я знаком, а я ста­жировался в Москве, — привет­ливые и улыбчивые. У них от­личное чувство юмора, еще они очень трудолюбивые и ответ­ственные. А русский босс — это прекрасно! В индийском обще­стве строгая иерархия, руко­водство внушает трепет. А здесь все демократично, начальство доброжелательное, всегда гото­во к диалогу».

Абхинит мечта­ет выучить русский и до сих пор вспоминает, как много в Москве красивых девушек и что нацио­нальная кухня отличная.

У Алексея Пименова индийцы тоже на хорошем счету:

«Пре­красные работники, профессио­налы. Всегда помогают в реше­нии бытовых трудностей. Мы регулярно встречаемся и вне офиса — короче, дружим».

Но если в команде адапта­ция наступила сразу, то при­выкнуть к специфической еде и к тому, что пить можно только бутилированную воду, россия­нам было сложно. Все перенес­ли разные болезни — от сравни­тельно безобидных до довольно серьезных, как лихорадка денге. Случались забавные истории — в духе второсортных комедий, вспоминает Алексей Пименов: «Индийский таксист не спосо­бен признаться, что он не знает дорогу. Завозит тебя бог знает куда, плутает, останавливает­ся и говорит: «А теперь, мистер, показывайте, как ехать». И вот два часа ночи, ты стоишь среди трущоб и пытаешься дозвонить­ся до знакомого, который изъяс­няется на хинди».

У российско-индийских отно­шений в атомной сфере самые радужные перспективы. Сотруд­ники РМС сравнивают свой ре­гиональный центр с мостом, ко­торый соединяет две страны, помогает индийцам и россия­нам лучше понимать друг друга. От себя добавлю аналогию с по­сольством: любой приехавший в Индию сотрудник «Росатома» может обратиться в центр. По­могут советом и делом — ра­зобраться с бытовыми пробле­мами, выпутаться из сложных ситуаций.

Далее